Solus Christus

Mykola Danylov





Профиль

Тема: Происхождение библейского текста

Отправлено 28.08.2008 в 12:01


В этой ветке мы затрагивали вопрос канона и переводов Библии. Я бы хотел затронуть тему несколько глубже. Я понимаю позицию наших братьев и сестер из Церкви Ингрии и Синода-Миссури в отношении к Св. Писанию. Но мне хотелось бы услышать более развернутую аргументацию. Как нам понимать происхождение библейского текста? Воспринимать ли его как инспирацию или стоит здесь учитывать его человеческий элемент тоже? (прошу не воспринимать мой вопрос как провокацию)



Так или иначе человеческий элемент учитывают все. Например, те же миссурийцы полагают, что "богодухновенность не является механическим процессом родственным диктанту... книги Священного Писания носят на себе следы человеческого авторства", "богодухновенность ни в коей мере не является аналогом диктанта", "вдохновение не было механической диктовкой, а скорее таким действием Святого Духа, которое позволяло индивидуальности каждого автора функционировать по своему в процессе написания" (Богодухновенность Писания. Богословская комиссия ЛЦМС). Например, повеление об обязательном покрытии головы женщинами они относят к обусловленному культурно-историческими условиями и потому необязательному в настоящее время.

Но их смущает слово "ошибка" или "неточность" применительно к историческим фактам, содержащимся в Св. Писании (даже если там действительно есть ошибки или неточности). В свое время церковь оказалась напуганной рационалистами Лессингом и Ричлем, доходившими до отрицания основных положений веры, и часть её бросилась в другую крайность - к позиции в отношении Св. Писания, близкой к фундаменталистской. Как сказано в известном миссурийском катехизисе Кейлера:

"Неверно думать, что Библия включает в себя Слово Божье наряду с какими-то другими идеями, взглядами и даже людскими ошибками и заблуждениями... В Писании нет мифов, ошибок, или каких-то устаревших идей".

Но если мы посмотрим, как лютеране-фундаменталисты веруют во Христа Спасителя, то может обнаружиться, что и они не выводят свою веру во Христа из дословной безошибочности Писания - но из действия Св. Духа в проповеди Евангелия и Таинствах. Это роднит их с умеренными лютеранами, как и с лютеранами-либералами.



Очень интересная тема, внесшая в свое время много смятения в мой грешный ум. Заинтересовался я нею после общения с некоторыми православными братьями, которые начали "размазывать библейские тексты по тарелке", говоря о богодухновенности идей, но не выражений Писания (приводя пример нескольких сотен "несостыковок", выдвигаемых библеистами-критиками). В этом отношении, как мне показалось, просматривая лютеранскую литературу, в ЛЦ допускается бОльшая свобода интерпретаций. Поскольку исторический протестантизм я начинал постигать с кальвинизма (и притом пуританского), мне лично всегда импонировала фундаменталистская доктрина, наиболее полно выраженная кальвинистами, о "полной и дословной богодухновенности Библии" (разделяемая, кстати, "Доктринальным утверждением" УЛЦ, что мне очень импонирует):

"Что мы понимаем под полной и дословной богодухновенностью? Мы верим, что при написании первоначального текста Дух Святой руководил авторами вплоть до выбора выражений, и притом во всем Писании, не исключая из этого процесса саму личность автора." (Р. Паш.)

"Церковь от начала верила в Библию как в слово Божье в том смысле, что ее слова, написанные людьми и носящие на себе неизгладимый человеческий отпечаток, родились под непосредственным влиянием Духа Святого, так что они являются в тоже время Божественными словами, представляющими собой выражения Его мыслей и Его воли. Относительно этого двойного происхождения библии Церковь всегда считала, что влияние Духа Святого распространялось также и на выбор выражений со стороны человеческих авторов (дословная, однако не механически диктуемая духновенность), благодаря чему текст сохранен от всего того, что было бы недостойно Божественного Автора. Отсюда прежде всего истекает характер полной истины, которую библейские авторы постоянно приписывают писанию (его безошибочность)". (B.B. Warfield.)

"Учение о полной богодухновенности утверждает, что первоначальный библейский текст быо составлен людьми, которые писали его, полностью сохраняя свою индивидуальность и yпотребляя свои литературные способности, под руководством Духа Божьего. Отсюда следует, что каждое слово первоначального текста безошибочно и в совершенной форме передает нам ту весть, которую Бог хотел сообщить человеку." (F.E. Gaebelein.)

Понятно, что эта полная дословная богодухновенность на 100% относится лишь к первоначальным текстам Писания (и притом каноническим книгам), созданным на языках оригинала (древнееврейском и греческом). Относительно переводов это справедливо лишь в той мере, в какой первод наиболее точно приближен по смыслу к оригиналу.

В работе Р. Паша систематизированы и другие (по его мнению, ошибочные взгляды) на богодухновенность Библии:
1) Библия как выдающаяся человеческая книга, не имеющая Божественного откровения;
2) Библия богодухновенно отчасти:
а) богодухновенность касалась только мыслей библейского автора; она не относится к словам Писани [то, о чем я упоминал выше];
б) только нравственные и духовные поучения Библии являются богодухновенными;
в) Библия "содержит" слово Божье, а не является им;
г) один Христос является "Словом Божьим";
3) Библия - чисто Божественная книга, которая была продиктована человеку без всякого участия с его стороны.

А вот из "Краткого доктринального утверждения УЛЦ" (раздел 2 "О Слове Божием"):
"Мы исповедуем, что канонические книги Ветхого и Нового Заветов в их первичной форме, как они написаны пророками, апостолами и евангелистами, являются Богодухновенными. И это означает, что Святое Писание не только содержит в себе Божие Слово, но и само является Божиим Словом во всей Своей полноте и целостности. Поэтому Святое Писание является безошибочным и неошибающимся во всем, чему учит, будучи единственным безошибочным правилом и нормой христианской доктрины и практики. Мы отвергаем историко-критический метод толкования Святого Писания как полностью непозволительный, богоотрицающий метод с преимущественным использованием человеческого разума над Св. Писанием."

Здравствуйте уважаемый Mykola!
У меня для начала будет к Вам (но и ко всем остальным конечно тоже)несколько следующих вопросов:

1. Чем отличается, с Вашей точки зрения, учитывая приводимые Вами выше тексты, христианское и мусульманское понимание богодухновенности Писания? (давайте сосредоточимся именно на этом вопросе).

2. Как Вы понимаете, следующие слова из Писания (Лк. 1:1-4):
"Как уже многие начали составлять повествования о совершенно известных между нами событиях, как передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова, - то рассудилось и мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать тебе, достопочтенный Феофил, чтобы ты узнал твердое основание того учения,в котором был наставлен"?

3. Как нам понимать, по крайней мере, три первые главы книги Бытия?



1. Как мне кажется, говорить о какой либо "богодухновенности" в исламе (мы имеем в виду, по-видимому, Коран) с точки зрения мусульманина не представляется возможным. Исходя из приведенной мною выше классификации воззрений на происхождение сакральных текстов, Коран не подпадает даже под пункт 3-ий, поскольку участие человека в нем ограничилось лишь рецепцией готового текста, исключая даже механическую диктовку. Доктрина же полной дословной богодухновенности Писания "работает" в рамках литературных способностей отдельных авторов (число которых является еще одним отличием от ислама), не оказывая насилие над их мыслями, но в то же время приводя к тому, что "подсознательно" тот или иной автор останавливает свой выбор не только на определенной идее, но и литературном способе ее выражения (обороте речи). Именно это и позволяет нам говорить о Библии как книгах, являющихся Словом Божиим, а не только лишь содержащих его.

2. По второму пункту, знаете, меня православные братья "ловили" на другом, по их мнению "убийственном", отрывке -1Кор. 7:12. (Хотя там Павел всего лишь отделяет прежде записанный Закон от наставления, "пришедшего ему на ум" при написании Послания, что, однако, никак не свидетельствует против богодухновенности этого частного наставления.) Также я не усматриваю противоречия с дословной богодухновенностью слов "рассудилось и мне, по тщательном исследовании всего сначала" (ведь это не механическая инспирация; а "механизм" богодухновенности ничуть не легче рассуждений об одиночном предопределении или состоянии души после смерти). Также Луке не возбранялось знакомиться с записями своих современников об одних и тех же событиях (поскольку он не был их очевидцем), тем самым еще раз отрицая "механическую диктовку" богодухновенного текста. (Ведь если человек не знаком с описываемым предметом, насилие над его волей и мыслями было бы очевидным.)

3. О Книге Бытия... О, я так и знал, что этот вопрос напрямую кто-нибудь увяжет с происхождением библейских текстов. А ведь иначе, действительно, никак. Потому как именно проблема отношения к дословности Писания породила "телеологический эволюционизм" и "символическое восприятие Причастия". Что касается меня, то я - убежденный креационист. Это один из тех вопросов, в которых я лично не могу идти на компромиссы, а отношение к первым главам Книги Бытия является хорошим показателем либеральности или консервативности автора любой богословской книги, которую я беру в руки. Иногда одного беглого взгляда достаточно... Буквальное прочтение Книги Бытия вообще и Шестоднева в частности - это также и традиция древней Церкви (Василий Великий, Ефрем Сирин); это то же противостояние языческому мировоззрению, как и упоминаемая в соседней теме концепция неразделенности человеческой сущности.

Верно, что Писание говорит нам о Христе. Но является ли оно священным поэтому? О Христе есть и другие исторические свидетельства. Но Церковь приняла Писание как совершенного и непогрешимого свидетеля Истины (хотя, согласно Б. Мецгеру, это определения более поздней теологии, всё же древние отцы однозначно воспринимали тексты ВЗ и большинство текстов будущего НЗ как авторитетные – никто из них не позволял себе с ними спорить, но лишь неточно цитировать). Потому приняла, что авторы (человеческие) этих текстов были непогрешимы? Но Церковь не знает никаких «непогрешимых авторов» – кроме Самого Христа, о котором нет свидетельств, что Он что-либо написал. Каким же образом могло появиться дословно непогрешимое Писание, т.е. такое, которое могло бы «нормировать» церковные учения? Только таким образом, что его слова были внушены человеческим авторам Самим Богом, который и является, фактически, единственным Автором наших Писаний. А это и значит, что Писание «свалилось с неба». В «готовом» ли виде? Тексты – некоторые в готовом, а некоторые, возможно, подвергались редактированию – также по наитию Святого Духа. Канон же (сборник) – не в готовом, поскольку был произведён отбор текстов, известных Церкви как претендовавшие на статус Писаний. Когда возникла проблема канона, то Святой Дух, живущий в Церкви, отобрал «Свои» тексты из всех, имевших хождение на тот момент. Кроме бесспорных, были также и «спорные» тексты, часть из которых в конце концов признали священными, а часть – нет. Но богодухновенность была свойственна этим текстам изначально, независимо от признания их Церковью в качестве Писаний. Считается, что все тексты ВЗ написаны на еврейском, а НЗ – на греческом языке, именно на этих языках они были вдохновлены Богом. Уже в сочинениях древнейших христианских авторов упоминаются все книги нашего Канона, хотя не все они были в равной мере известны всем Поместным церквям. Но, поскольку Христос обещал пребыть со Своими учениками «до скончания века», то всегда и в любом месте, где есть Церковь – там наличествует и вся полнота Писаний, независимо от фактического количества священных книг, известных этой местной церкви. Не опасно, если в той или иной церкви недостаёт каких-либо книг из канона – хуже, если она почитает Писанием то, что им не является. А потому никакие новые, или вновь обнаруженные древние тексты, неизвестные Церкви прежде – даже формально не содержащие ересей – не могут быть прибавлены к корпусу Писаний («закрытость канона»). То есть сейчас, когда споры о составе канона давно утихли, и все книги Библии собраны «под одной обложкой», про неё еще в большей мере можно сказать, что она «падает с неба».



Во-первых, хотелось бы прояснить ситуацию по поводу "историко-критического метода толкования Святого Писания". Сейчас это почему-то считают одним из проявлений либерализма. Не спорю, возможно есть такие библеисты и теологи которые в своих лже-экзегетических изысканиях докатились до некоторого "либерализма" (отрицания воскресения Христа, богочеловечества Христа и т.д. и т.п.). Но как и в любой науке есть неверные предпосылки и, следовательно выводы, так и тут. И не стоит все смешивать в одну кучу, пожалуйста.

Всех пугает слово "критика", в частности "критика Св. Писания". Некоторым кажется, что сейчас вот начнут все критиковать в Св. Писании, подвергать безоговорочному сомнению и резать тексты как им нравится. Ложь! "Историко-критический метод" прежде всего наука. Наука занимающаяся самим текстом, его литературной формой, контекстом, жанром. Библия писалась людьми. ПИСАЛАСЬ. Т.е. это был текст. И у разных авторов этот текст (и не только текст, но и теологические представления) все-таки отличается, как бы не хотелось представить все иначе нашим друзьям фундаменталистам. Каждый текст обладает своей собственной неповторимой формой. И вот этой формой и занимается историко-критический метод. Он пытается разобраться контекстом написания (историческим как правило). Грубо говоря, "окунуться" в тот мир когда писался этот текст с учетом всех характерных особенностей того времени. И тут не должно быть никакой идеализации и сакраментализации текста (кстати, только во времена "имперской церкви" текст приобретает сакраментальную форму, до этого к тексту не относились как к святому и установленному раз и навсегда. Чего стоят всевозможные исправления и ошибки при переписывании текста и еще много и много чего другого...(см. в частности: Мецгер Б.М. Текстология Нового Завета). Многим бы хотелось чтобы Библия упала прямо с неба. Конечно, так было бы проще. Как с Кораном (подлинный который, согласно мусульманству, лежит под троном Аллаха и только на священном арабском языке). Но с Библией все несколько иначе.

Библия многожанровое произведение и каждая книга в ней, каждый текст имеет свою историю, свою форму, свою цель (цель как правило направленную в то конкретное время).
Наверно я задал слишком много вопросов выше т.к. каждый из них требует отдельного особого рассмотрения в отдельной теме...Несколько позже я перейду к одному или нескольким из них... Сейчас бы хотелось только чтобы "старший брат принял, или хотя бы нормально отнесся к младшему" (выражение Н.Т. Райта взятое из притчи о блудном сыне, где старший брат представляет христианина фундаменталиста твердо стоящем на своих не совсем объективных предпосылках, а младший брат представляет ушедшего слишком далеко и теперь несколько переосмыслившего свои чересчур либеральные предпосылки брата, приверженца историко-критического метода).

Первый и второй вопрос связаны, по этому я их объединю.
Здесь вопрос, на мой взгляд, заключается в следующем: Насколько создание религиозного текста является творением самого автора с учетом всех особенностей, т.е. сама личность автора, а также среда, время, место, контекст написания, цель и т.д. Попробую для начала это объяснить примерами из нашего времени, очень условно разбив их на несколько (т.к. все они очень тесно взаимосвязаны).

1. Личность автора.
Ясное дело, что человек находится не в вакууме, на него влияют много факторов. К примеру, на Лютера повлияла атмосфера в которой он находился. Т.е. суровые детские годы, развращенность католической церкви того времени, личные религиозные переживания по поводу своих «грехов» напрямую вытекающие из суровой жизни в монастыре, вообще грубость и жестокость того времени. Если бы не все это, то где гарантия того, что его теология (в особенности антропология) не имела бы несколько другой характер, к примеру, как у дипломатичного Меланхтона? Читая непредвзято Лютера и смотря на его жизнь трудно не заметить это влияние.

2. Среда, время, место, контекст написания.
Я думаю, каждый теолог тоже строит свою теологию не без учета всех факторов в обществе своего времени. Чего стоит так называемая «теология освобождения», «феминистская теология» и т.д. Не будем сейчас говорить о том, насколько верна та или иная из этих теологий. Давайте помнить, что общество меняется и человек в обществе тоже. Перед человеком встают проблемы, которые раньше не вставали. Можно сказать для каждой эпохи и страны характерно свое собственное прочтение библейского текста. Но сейчас речь не об этом. Речь о том, что среда однозначно влияет на формирование того или иного мнения. На того или иного автора. Вопрос, в какой степени?

3. Цель написания.
Каждая библейская книга имеет свой жанр, свою специфику, свою цель. Об этом можно прочитать в любом хорошем библейском словаре. Значит, каждая книга не писалась с той целью, чтобы стать священным текстом самим по себе на все века. Каждая книга писалась для своего времени. Конечно, некоторые проблемы того времени иногда становятся опять актуальными в наше время. Но каждая ситуация строго индивидуальна, специфична, неповторима. Мы часто не понимаем ментальности другого этноса, для нас он непонятен, а иногда и чужд. А теперь представьте, что вы еще разделены большим отрезком времени и совершенно другой культурой, окружением других народов, религий. Это будет совсем другой народ, совершенно другие представления! А мы часто пытаемся нашей ментальностью понять другой народ и применить к ним те методы и представления которые близки нам, а не другим этносам! Неспроста перед миссионерами всегда вставал вопрос «инкультурации», иначе плодотворная миссия была бы невозможна.

Проще говоря, текст (а в нашем контексте библейский текст) не является буквально дословной передачей воли Божьей людям, вплоть до «подсознательного выбора автором, посредством богодухновенности, останавливания своего выбора не только на определенной идее, но и на литературном способе ее выражения (обороте речи)». Конечно, здесь тогда встает вопрос, «а как нам определить, где говорит автор, а где Бог через него?». Очень показательна в этой связи история с ветхозаветными пророками, слово которых не всегда в полной мере исполнялось, или где они сами сомневались (Ср. Иер. 28; Ис. 45. Известно, что хотя Кир и одержал победу над вавилонянами [несмотря на то, что свою победу он приписал Мардуку], но сам он не обратился к Яхве и другие народы тоже). Если мы говорим о дословной богодухновенности, даже учитывая личность человека, то мы не избежим некоторых парадоксов в тексте. Где-то в Св. Писании мы сталкиваемся с несостыковками, а порой и разными мнениями. Если мы говорим о полной богодухновенности в этом случае, то порой получается, что Бог противоречит сам себе!

Сразу проясню свою позицию. На мой взгляд, дело обстоит следующим образом:

Бог действует в истории. Он обращается к человеку. Он говорит с ним. Иногда Его голос отчетлив (как в случае с пророками [хотя как мы видели, и здесь тоже не всегда все гладко] ). Но иногда голос Божий очень сложно услышать. Можно порой узнать волю Бога только через то, как Он действует в мире. И Бог не открывает нам все. Его цель дать своему народу не точные исторические или научные знания, а воспитать человека. Показать ему правильный путь, направление. В связи с этим Его слово не мертвое, статичное, а живое, действенное. Его слово к нам кажется иногда парадоксом (не удивительно, ведь Он совсем иной, мы ничего о Нем почти не знаем! Бог – апофатичен!). Еще раз повторюсь, Бог не ставит цели сказать нам всего, дать ответы на все наши вопросы. Изредка Он откроет Себя с какой-либо стороны и мы уже отталкиваясь от этой данности начинаем сами логически выводить какую-то идею. Открывает что-то в дальнейшем еще, и мы опять учитывая этот аспект, опять связываем два, три пункта вместе пытаясь найти какую-то логическую связь между ними. Но у нас нет доподлинной гарантии того, что мы чего-то не упустили, чего-то не так поняли, чего-то не смешали с нашими здешними, человеческими представлениями и предпочтениями. Мы постоянно ходим по лезвию бритвы. Мы можем более-менее указать верное направление, но деталей мы не знаем. Мы только догадываемся о них.

Да, Бог говорит со своим народом, но Он не диктует своему народу слово в слово о своей воле. Опыт общения с Богом засвидетельствован в рассказах, законах, гимнах, песнях, псалмах Израильского народа (Если мы берем Ветхий Завет в пример). Этот опыт живой, он не является просто сухой передачей фактов от Бога к людям. Они вытекают непосредственно из участия Бога в жизни своего народа. Люди обогатили этот опыт еще своим личным жизненным опытом, своей культурой (иногда это было хорошо, а иногда нет). Часто многие тексты Св. Писания (конечно это преимущественно поэтические книги, но не только) это ответ людей на действие Бога в их жизни (напр. Исх.15:21; Втор. 6:21; 26:5-9; Пс. 23; 24; 26 и т.д. и т.п.). Они рождались с течением времени. Сначала они передавались в устной форме, затем записывались. Позже их объединяли в сборники и эти сборники дальше все больше и больше обогащались и дополнялись. Это не значит, что они просто сочинялись из головы людей, нет, тут действительно можно сказать, что Бог вдохновлял их (подобно тому, как поэт вдохновляем при написании стихов). Все это проистекало из живого, личностного общения с Богом!

Еще я хочу сказать, что Бог ведет свой народ, и в этом плане можно сказать, что нет ничего случайного. Даже тот канон Св. Писания который мы сейчас имеем не случаен. Лука говорит: "Как уже многие начали составлять повествования о совершенно известных между нами событиях, как передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова, - то рассудилось и мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать тебе, достопочтенный Феофил, чтобы ты узнал твердое основание того учения, в котором был наставлен" (Лк. 1:1-4) (выделено мною). Даже это, конечно, показывает, что Лука думал и размышлял над тем, что произошло раньше, и он обогащает свое повествование опытом других людей, которые имели непосредственный, живой опыт общения с воплотившимся Словом Божиим. Воплотившемся не в букве, а в человеке. В непосредственном личностном общении. И конечно, Бог вдохновлял Луку. Но писал это евангелие простой человек. И кстати, писал, как и другие евангелисты обращаясь к определенным людям, с определенной целью и своим языком. Даже некоторые теологические представления у всех евангелистов (и не только евангелистов) отличаются. И, если мы будем отстаивать абсолютную богодухновенность этих текстов, то, как я уже писал выше, мы придем к выводу, что Бог иногда противоречит сам себе или, по крайней мере, в некоторых фактах и вопросах Он не совсем уверен. Глупо такое утверждать о Боге. Здесь можно только учитывать несовершенный человеческий фактор. И это надо учитывать. Конечно, это не сколько не умаляет того факта, что Бог участвовал в формировании текста, так как он участвует и в нашей повседневной жизни.



...Я уже писал, что теологические представления евангелистов реконструируются людьми, с использованием определённых методов, которые могут быть более или менее совершенными, но, во всяком случае - не богодухновенными. Когда же мы обращаемся к тексту Писаний, то результаты человеческих исследований не могут быть определяющими для нахождения смысла текста. А потому высказанные Вами соображения относительно авторского стиля, условий написания и проч. никак не могут поколебать принцип дословной богодухновенности Писаний, о котором говорится в самом Писании (2Тим.3:16, 1Кор.2:13). Если же нам что-то в Писании непонятно или кажется противоречивым, то это уже наши проблемы, а не Писания и не Бога.



"Карл Гайм рассказывал о встрече с Гадсоном Тэйлором: "Мы оба были выходцами из Тюбингенского духовного училища, оплота либеральной теологии и библейской критики. Мы окружили Гадсона Тэйлора и задали ему вопрос: "Как вы можете верить в каждое слово Библии?" Он ответил нам: "Если вы завтра захотите выехать поездом из Франкфурта, то вы откроете расписание и посмотрите, когда уходит поезд. И если там будет написано, что первый поезд идет в семь часов утра, то не будете далее исследовать расписание, чтобы проверить его достоверность, но встанете рано утром и в семь часов утра будете уже на вокзале, ваш поезд будет ждать вас. Так же, как вы это делаете с расписанием, я уже 50 лет поступаю с Библией, ее заповедями и обетованиями, и ее наставления мне всегда казались правильными, даже в те сотни раз, когда мне угрожала смерть".
(З.Ф. Вебер. "Достоверна ли Библия?", 2002.)

Эта тема называется "Происхождение библейского текста" и я здесь пытаюсь разобраться именно в этом вопросе. То как Писание оказывает влияние на нашу повседневную жизнь уже в том виде как оно есть, это уже отдельная тема связанная с духовной жизнью человека. Но и здесь тоже важно то насколько мы правильно понимаем и контекст написания того или иного отрывка текста Библии. Иначе можно и стигматы подтвердить библейским текстом и монашество с яркими аскетическими упражнениями и еще многое многое другое...Не надо вырывать заповеди и обетования из исторического контекста, пожалуйста!...

Выше я уже писал, что методы исследования библейского текста не всегда совершенны и тем более не богодухновенны в общепринятом значении этого слова. Иногда эти исследования заводят в полное отрицание всех фундаментальных вещей. Один современный немецкий экзегет и библеист Герт Людеманн в своих исследованиях дошел до отрицания фундаментальных христианских положений (воскресения Христа, Его божественности и т.д.) Но повторюсь. Это не значит, что все исследования библейского текста и контекста его написания надо запретить. Это будет совсем глупо и ненаучно. Это уже будет фундаментализм, простите. Конечно, если человек хочет ошибаться, он может ошибаться. Люди веками понимали текст Писания немного по другому чем сейчас и это не значит, что все они пойдут в ад или что-то тому подобное. Дело не в этом. Я думаю только в эсхатоне мы можем узнать как все обстояло на самом деле (если нас там это будет еще интересовать Wink ), здесь же мы можем более-менее определить границы и рамки.

Я еще раз повторюсь, что эта тема называется "Происхождение библейского текста" т.е. здесь мы пытаемся разобраться как раз в контесте написания этого текста, т.е литературным и текстологическим анализом. И здесь не все так гладко, что отрицает механизм полной, вплоть до влияния Св. Духом литературной формы выражения автором текста Писания. То, что эти противоречия есть в Писании это конечно наши проблемы, а не Бога. Но мы как раз и пытаемся разобраться в этих противоречиях (насколько можем конечно). Историко-критический анализ текста это наука. А то как мы уже живем по Писанию это уже нечто другое (см. выше).

Опять вопрос, что есть дословная богодухновенность Писания, с Вашей точки зрения, Александр? Так как это понимает Mykola? Вплоть до литературного боговдохновения?
Кстати, если интересно, я могу позже привести несколько примеров текстологического анализа Писания где трудно сказать о литературной боговдохновенности в полном смысле этого слова.



...Я понимаю задачу Вашей темы. Просто хотел показать, что рассматривать отдельно происхождение библейского текста от того, что этот текст означает в жизни конкретного верующего, не получится, поскольку эти вещи теснейшим образом взаимосвязаны. Для меня (как и для многих-многих других христиан с подобными взглядами, - я ведь не свои произведения выше цитировал, а те люди чего-то достигли в деле проповеди Евангелия, хотя, может, были не очень хорошими библеистами) дословная непогрешимость Библии означает непреложность Божьего Слова, возможность уже здесь, на земле лицезреть абсолютную (!) Истину, явленную в Слове (Ин. 1:1).

Поймите меня, пожалуйста, правильно. Исходя из принципа "по плодам их узнаете их" не могу считать развитие историко-критического метода (то, что под ним обычно подразумевают) здравым направлением. Потому как именно он начал сомневаться в семантике до того однозначных слов, создав "эпохи" вместо конкретных "дней", "возделанный огород" вместо "Эдемского сада", "одушевленную обезьяну" вместо "человека", "местный потоп" заместо "Всемирного", "взлет инопланетного корабля" взамен "видения славы Господней пророком Иезекиилем". Этот список можно продолжать, и он всем известен. Но самое интересное свидетельство о том, что библейский текст живет сам по себе, независимо от церковной общины, которая его якобы создала, - это наличие отрывков, которые не может объяснить сейчас даже историческая наука в среде традиционных конфессий-"создателей канона" (напр., я не встречал вразумительного православно-католического толкования Послания к Римлянам; 1 Кор. о глоссолалии; Апокалипсиса). И если, например, люди сомневаются, как во Втор. Моисей мог описать собственную смерть, почему они не изумляются при этом, как ему удалось изобразить в Быт. события, произошедшие за несколько тысяч (?) лет до его рождения.

И ведь библейские критики тоже, со своей стороны, смешивают происхождение библейского текста с отношением к нему. Если такой интерес обусловлен исключительно филологическими пристрастиями отдельных увлеченных древними языками людей, я ничего не имею против. Но когда в результате подобных реконструкций меня пытаются убедить, что Церковь (в лютеранском понимании) все это время верила не совсем правильно, тогда извините...

Вообще-то я не очень понимаю, что наука может сказать по поводу боговдохновенности. Она, вроде бы, исследует лишь человеческий аспект происхождения текста, и компетентна только в этом вопросе (да и то в ограниченной степени). Но ознакомиться с Вашими примерами было бы интересно.

А дословная боговодхновенность Писания есть, с моей точки зрения, то, что существовал оригинальный текст (с которого делались имеющиеся у нас копии с теми или иными разночтениями), который создавался Богом с целью быть нормативным (norma normans) для всего, что проповедуется и делается Церковью. И именно слова Писания являются тем, из чего мы должны исходить при определении этой нормы. То есть мы, с определённой долей условности, можем считать, что имеем нормативный текст как данность. А вот уже понять и правильно применить его – наша задача (которая, впрочем, решается также посредством благодати Св. Духа, воздействующей на наш разум). Это касается в том числе и того, какие из имеющихся разночтений предпочесть. И здесь, конечно, нужно изучать контекст – как исторический, так и богословский.



Меня почему то смущают слова "Оригинальный текст создавался Богом с целью быть нормативным..." Confused Как-то это действительно слишком дословно-боговдохновенно...Опять возращается все к тому, что библейский текст будто упал с неба, а не создавался людьми. Писание конечно для нас норма, или мне больше нравится православное определение - Предание (если быть еще точней, то самое достоверное из Предания). Ничего более точней у нас нет, это правда. Так что можно отложить все другие книги типа "Евангелий детства" и т.д. (Определенный интерес может только представляет Фома со своим Евангелием...)

Но речь опять же не об этом. А о том, мог ли евангелист, скажем отражать в своем произведении теологию (если это слово вообще можно здесь применить) и представления своего времени и настолько тесно переплести это с текстом, что мог чего-то и объективно не отразить, а вдруг даже и ошибиться?
















(Цитировать)



Акции

На том стоим


Наш портал организован группой лиц евангелическо-лютеранского исповедания для свидетельства истин Христианской Реформации.

Мы стараемся высоко держать наше знамя, неукоснительно следуя принципам свободы слова и совести.

Не имея ни от кого никакого финансирования мы независимы в своих суждениях и с Божьей помощью не отступимся от правды и христианского призвания к свободе.

В случае технических затруднений, а также с предложениями по поддержке и развитию нашего портала обращайтесь в администрацию.