Solus Christus

Константин Карпов





Профиль

Тема: Слово против частной исповеди.

Отправлено 11.06.2010 в 11:24


Я много лет практиковал частную исповедь и никакой пользы от неё не получил, даже наоборот. Попытаюсь объясниться исходя из своего личного опыта.

Вот представим грешат два человека – один религиозный, второй – нет. Религиозный пойдёт и исповедуется в воскресенье, а нерелигиозный не пойдёт и не исповедуется. Причём, религиозный знает, что он пойдёт и исповедуется, и знает также, что нерелигиозный не пойдёт и не исповедуется. Со временем у религиозного «самоиндуцируется» ощущение того, что он, в отличие от нерелигиозного, имеет как бы некую «лицензию на грех». А частная исповедь своей необычной (зачастую сусальной) обстановкой, определённым волевым изъявлением и т.п. странным образом как бы даёт «материю» для такой «лицензии». Конечно, и общую исповедь можно воспринимать так же извращённо (как лицензию на грех), но своей общедоступной простотой она такую [мнимую] «лицензию» девальвирует, обесценивает, не даёт достаточно «материи» для такого извращённого понимания.
О том как практически выпрашивается такая «лицензия» на конкретный грех я знаю не понаслышке – на частной исповеди идёт настоящая торговля с грехом. Но грех – это наш самый настоящий враг, грех это стыд, срам, позор, грязь, болезнь, мука и смерть. Как можно торговаться с врагом? С врагами невозможно торговаться, представьте картину: партизаны торгуются с карателями: каратели: «мы пройдём по этой дороге»; партизаны: «только сегодня и один раз»; каратели: «пройдём и сожгём деревню»; партизаны: «деревню сожгёте, но колокольню оставите, а за то, что мы вас пропустим, каждый из нас по 15 раз залезет на самую большую сосну в лесу» (те кто «в теме» сейчас смеются). Это ужасное смешивание Закона и Евангелия, когда немного Евангелия добавляют в Закон [думаю это гораздо хуже чем когда немного Закона добавляют в Евангелие]. Нет, когда мы каемся, то мы говорим о грехе в концепции Закона и нет здесь Евангелия, здесь даже саму искупительную смерть Спасителя нужно воспринимать как принципиальное отторжение [любого, даже малейшего из мельчайших] греха. Имею в виду следующее: когда кто-нибудь весьма принципиально настроен против чего-либо, то иногда говорит так: «это случится только через мой труп». Обычно это пустые слова, но Господь наш на деле доказал, что Он Сам умрёт проклятым, но не допустит чтобы что-либо нечистое вошло в Вечность.
Итак? Господь умирает, но не допускает греха, а как же ты торгуешься с ним (с грехом)? А если не торгуешься, о чём же ещё можно говорить на частной исповеди? Конечно, бывают сложные жизненные обстоятельства, - да, - но такое бывает редко, крайне редко, а в остальные разы? Если ты с грехом не дружишь, значит не торгуешься с ним, а значит тебе не нужно ничего, кроме отпущения.

Таким образом обрисовалась как бы первая альтернатива: дружить с грехом (торговаться с ним) или стать в позицию противостояния греху? Второй вариант не означает, что человек не будет грешить, человек не может не грешить, как партизаны не могут воевать без потерь (война без потерь это не война, а избиение младенцев), так что грехопадения будут, будут как бывают проигранные бои, но не как предательские соглашения. Но как отличить проигранный бой от предательства?
Чтобы ответить на поставленный вопрос надо перейти к как бы второй альтернативе: не грешить, чтобы жить (как раб) или жить и потому не грешить (как сын)? Рабы отличаются от сынов именно мотивацией – рабы служат отцу, потому что замотивированы жизнью, если они не будут служить, взбунтуются или станут просто бесполезными, то их умертвят – кто ж их будет содержать тогда? Сыны служат отцу, потому что имеют быть сынами (имеют безусловную жизнь), сыны не обязательно работают больше рабов, даже как правило бывает наоборот, но сын пребывает вечно, потому что он сын, а не раб; а раб не пребывает вечно.
На самом деле, вторая альтернатива та же первая альтернатива, потому что мотивированное жизнью противление греху неминуемо обернётся предательством – торговлей, потому что если мы не грешим, чтобы жить, то грех ведь то же как бы предлагает жизнь, своей слащавой сладостью удовлетворения грех являет некий суррогат жизни, и неминуемо возникнет торг, грех как бы скажет - вот ты воздерживаешься чтобы жить, но я же тоже обещаю тебе некое довольство … – всё! - торги начались.

На самом деле никакой альтернативы нет. Нет альтернативы ни у раба, ни у сына. Ошибка раба не в том, что он выбрал не то, а в том, что у него нет альтернативы. Рабу не дано «чувствовать» вечность, иначе бы он понимал, что грех не имеет места в вечности, а значит его (греха) нет, нет никакого предлагаемого даже суррогата жизни, есть только обман, временная иллюзия. У святых отцов древности (в Лествице) есть замечательный образ греха: пёс, лижущий пилу и упивающийся сладостью собственной крови. Есть пила и «сладость» собственной крови.
Есть только то, что имеет вечность.


(Цитировать)



Акции

На том стоим


Наш портал организован группой лиц евангелическо-лютеранского исповедания для свидетельства истин Христианской Реформации.

Мы стараемся высоко держать наше знамя, неукоснительно следуя принципам свободы слова и совести.

Не имея ни от кого никакого финансирования мы независимы в своих суждениях и с Божьей помощью не отступимся от правды и христианского призвания к свободе.

В случае технических затруднений, а также с предложениями по поддержке и развитию нашего портала обращайтесь в администрацию.