Solus Christus


Формула Согласия. Детальное изложение. I-III 

1. Когда, по особой благодати и милости Всемогущего, учение об основных артикулах нашей христианской религии (которое при папстве было ужасно затуманено человеческими учениями и предписаниями) было объяснено и вновь очищено в соответствии с указаниями и по аналогии со Словом Божьим доктором Лютером, память о котором благословенна и свята; и когда папским заблуждениям, злоупотреблениям и идолопоклонничествам было вынесено порицание;

  2. И когда эта чистая Реформация была, тем не менее, расценена оппонентами, как новая доктрина, и подвержена яростному (хотя и необоснованному) обвинению в противоречии Слову Божьему и христианским предписаниям, и, вдобавок, была подвержена [почти бесконечным] ничем не подкрепленным клеветническим измышлениям и обвинениям —

  3. [тогда] христианские [наиболее знаменитые и известные своей религиозной благочестивостью] курфюрсты и князья, а также сословия [империи], которые в те времена поняли и приняли чистое учение о Святом Евангелии и реформировали свои церкви на христианский лад, согласно Слову Божьему, составили основанное на Слове Божьем христианское вероисповедание и представили его императору Карлу V на великом Аугсбургском Рейхстаге, в 1530 году. В нем они ясно и прямо указали свое христианское вероисповедание относительно того, чего придерживались и чему учили в христианских евангелических церквях, и относительно главных артикулов, особенно тех, которые находились в противоречии с папистскими. И хотя это исповедание было принято неодобрительно оппонентами, все же, слава Богу, оно по сей день остается неопровергнутым и непобежденным.

  4. Настоящим заявлением мы еще раз от всего сердца [публично и всецело] подтверждаем свою верность этому христианскому Аугсбургскому Исповеданию, основанному на Слове Божьем. Мы остаемся верными его простому, ясному и чистому (беспримесному) значению, в тех словах [в том виде], как оно выражено, и считаем данное Исповедание чистым христианским символом, который в настоящее время истинными христианами должен быть принят в соответствии со Словом Божьим [который благочестивые сердца должны принимать по непревзойденному авторитету Слова Божьего], подобно тому как в прежние времена, относительно возникавших в Церкви Божьей определенных великих противоречий, были предложены символы и вероисповедания, с которыми истинные учителя и слушатели того времени связывали себя сердцем и устами.

  5. Мы намерены также, по милости Всемогущего, до самого нашего конца твердо держаться [учения] этого, заявленного несколько раз христианского Вероисповедания, в том виде, как оно было представлено в 1530 году императору Карлу V, и ни в данном, ни в каком-либо другом писании не будем стремиться даже к малейшему отступлению от неоднократно упоминаемого Вероисповедания, равно как мы не намерены представлять другое или какое-то новое исповедание.

  6. Хотя христианское учение этого Вероисповедания в значительной степени осталось неизменным [за исключением того, что было сделано папистами], тем не менее нельзя отрицать, что некоторые теологи отгородились [отказались] от некоторых значительных [принципиальных] и важных артикулов упомянутого Вероисповедания, и либо не постигли их истинного значения, либо (в любом случае) не пребыли в нем устойчиво и непоколебимо, а иногда [некоторые] даже пытались придать ему иное, чуждое значение, хотя, в то же время, они желали, чтобы их считали [они исповедовали, что являются] приверженцами и последователями Аугсбургского Исповедания, и извлекали из этого для себя пользу и хвалились этим [под этим предлогом].

  7. Из-за этого в истинно евангелических церквях возникли прискорбные и вредные распри, подобно тому как еще при жизни Святых Апостолов среди людей, желавших называться христианами, и хвалившихся христианским учением, возникали ужасные заблуждения. Ибо одни [из них] пытались оправдаться и получить спасение делами Закона (Деян.15:1-29), другие отвергали воскресение мертвых (1Кор.15:12), а иные [и вовсе] не верили в то, что Христос — истинный и вечный Бог. Против всего этого Святые Апостолы вынуждены были яростно выступать в своих проповедях и писаниях, хотя [они прекрасно осознавали, что] также и в те времена подобные фундаментальные заблуждения и серьезные противоречия не могли возникнуть без оскорбления чувств как неверующих, так и тех, кто был слаб в вере.

  8. Подобным же образом и в настоящее время наши оппоненты, паписты, радуются разногласиям, возникшим среди нас, питая нехристианскую и тщетную надежду, что эти расхождения в конце концов повлекут за собой подавление чистого учения, в то время как те, кто слаб в вере [величайшим образом] задеты [и обеспокоены], и некоторые из них пребывают в сомнениях — имеем ли мы, пребывая среди таких разногласий, чистое учение; а иные не знают, к кому примкнуть в своем решении относительно оспариваемых артикулов —

  9. ибо возникшие противоречия не являются, как некоторые хотели бы считать их, просто недоразумениями или дискуссиями о терминах [как случается], когда одна сторона недостаточно точно поняла смысл того, о чем говорит другая, и трудность, в таком случае, заключается в нескольких словах, не имеющих особого значения. Но в данном случае — предмет разногласий важен и велик и имеет такую природу, что мнение заблуждающейся стороны не может быть допустимо в Церкви Божьей и, тем более, не может исполняться или защищаться.

  10. Поэтому мы должны объяснить данные обсуждаемые артикулы в соответствии со Словом Божьим и одобренными писаниями, чтобы каждый, кто имеет христианское понимание, мог увидеть — какое мнение по поводу данных противоречий соответствует Слову Божьему и христианскому Аугсбургскому Исповеданию, а какое — нет. И чтобы искренние христиане, имеющие истину в сердце, могли охранять и защищать себя от имеющих место заблуждений и извращений.

О ВСЕОБЪЕМЛЮЩЕЙ СУТИ, ОСНОВАНИИ, НОРМЕ И СТАНДАРТЕ,

по которым, согласно Слову Божьему, следует судить обо всех догматах, вынося решения и истолкования о возникших разногласиях с христианской позиции:

  1. Поскольку для полного, окончательного единства в Церкви более всего необходимо, чтобы мы имели исчерпывающее и единодушно одобренное краткое изложение и образец [норму], в которых из Слова Божьего выносится сведенная к краткой форме общая доктрина, исповедуемая истинными христианскими церквями, подобно тому, как древняя Церковь всегда имела для этой цели свои незыблемые символы; более того, поскольку она [эта исчерпывающая форма учения] должна основываться не на частных писаниях, но на таких книгах, которые были составлены, одобрены и приняты от имени верных единому учению и религии церквей,

  2. мы провозгласили друг перед другом сердцем и устами, что не будем создавать или принимать отдельного или нового исповедания нашей веры, но станем исповедовать общие писания, которых придерживались всегда и везде, и которые использовались в качестве символов или общих вероисповеданий во всех церквях Аугсбургского Исповедания — до возникновения разногласий среди признающих Аугсбургское Исповедание, и пока по всем артикулам существовала всесторонняя и единодушная приверженность чистому учению Божественного Слова [его поддержание и использование] в том виде, как доктор Лютер с благословением его объяснил.

  3. 1. Во-первых, [таким образом, мы принимаем всем сердцем] Пророческие и Апостольские Писания Ветхого и Нового Заветов, как чистый и ясный израильский источник, являющийся единственным истинным критерием, по которому следует судить обо всех учителях и доктринах.

  4. 2. И, поскольку древнее истинное христианское учение в чистом и здравом виде было собрано из Слова Божьего в краткие артикулы или главы во избежание извращения еретиками, вторыми по важности мы исповедуем три вселенских Символа Веры, а именно — Апостольский, Никейский и Афанасьевский Символы, как славные исповедания веры, краткие, верные [преданные] и основанные на Слове Божьем, ясно и неопровержимо отвергающие все ереси, возникшие в христианской Церкви в те времена.

  5. 3. На третьем месте, поскольку в эти последние дни Бог, по особой милости, через верное и преданное служение драгоценного мужа Божьего доктора Лютера, снова вынес на свет истину Слова Своего из тьмы папства, и поскольку это учение было собрано из Слова Божьего и согласно ему в артикулы и главы Аугсбургского Исповедания, во избежание пагубного влияния папства и других сект, мы исповедуем также первое, неизменное Аугсбургское Исповедание как наш символ сегодняшних дней — не потому, что оно было составлено нашими теологами, но потому, что оно было взято из Слова Божьего и основано твердо на нем — именно в том виде, в каком оно было написано в 1530 году и в каком оно было представлено императору Карлу V в Аугсбурге рядом христианских курфюрстов, князей и сословий Римской империи, как общее исповедание реформированных церквей, по обычаю и обхождению ранней Церкви отличавшее наши реформированные церкви от папистских и других отвергнутых и осужденных сект и ересей, посредством которого последующие Соборы, христианские епископы и учителя взывали к Никейскому Символу Веры и исповедовали его [публично провозглашали, что они принимают его].

  6. 4. В-четвертых, для сохранения должного и истинного смысла вышеупомянутого Аугсбургского Исповедания, в 1531 году, после представления Исповедания, была составлена и опубликована обширная Апология — для того чтобы иметь возможность объяснять его самим себе более подробно, и для защиты от [клеветнических выпадов] папистов, и чтобы осужденные заблуждения не могли проникнуть в Церковь Божью под прикрытием имени Аугсбургского Исповедания. Мы единодушно исповедуем Апологию также потому, что Аугсбургское Исповедание не только объяснено должным образом и защищено [от клеветы противников], но также доказано [подтверждено] чистыми и неопровержимыми свидетельствами Святого Писания.

  7. 5. В-пятых, мы также исповедуем Артикулы, составленные, одобренные и принятые в Шмалькальдене в 1537 году, на большой ассамблее теологов — в том виде, как они были впервые оформлены и отпечатаны для представления от имени сословий, курфюрстов и князей на Соборе в Мантуа или в любом месте, где он мог бы быть созван, как объяснение вышеупомянутого Аугсбургского Исповедания, которому они, по милости Божьей, решили оставаться верными. В этих Артикулах повторяется учение Аугсбургского Исповедания, и некоторые статьи объясняются более подробно, с позиций Слова Божия, кроме того, по мере необходимости, указываются причины и основания того, почему мы оставили папские заблуждения и идолопоклонство и не можем иметь с ними общения, а также — почему мы не видим пути, по которому можно было бы прийти относительно этого к какому-либо согласию с папой римским.

  8. 6. И теперь, в-шестых — так как эти чрезвычайно важные вопросы [дела религии] заботят также простых людей или [как их называют] мирян, которые, будучи христианами, должны для своего спасения видеть различие между чистым и ложным учениями, — мы исповедуем также Краткий и Большой Катехизисы доктора Лютера в том виде, как они были написаны им и включены в его труды, так как они были единодушно одобрены и приняты всеми приверженными Аугсбургскому Исповеданию церквями, публично использованы в церквях, школах и дома и, более того, потому что в них в наиболее правильной и простой форме содержится, а также объясняется необходимым образом [для простых мирян] христианское учение, вытекающее из Слова Божьего.

  9. В истинных церквях и школах эти общие публичные писания всегда рассматривались как обобщение и образец учения, которое доктор Лютер, благословенно, самым восхитительным образом по Слову Божьему твердо учредил против папства и прочих сект. И мы хотим обратиться к тем полным объяснениям, которые он привел в своих доктринальных и полемических писаниях, так, как по-христиански увещевает относительно своих писаний сам доктор Лютер в написанном по-латыни предисловии к сборнику своих трудов, отчетливо указывая на существующую грань, а именно — что лишь Слово Божье должно быть и оставаться единственным мерилом и критерием учения, Слово Божье, к которому не может приравниваться ни одно человеческое писание, но которому все должно быть подчинено.

  10. Но не следует думать, будто таким образом отвергаются другие хорошие, полезные и чистые книги, истолкования Святых Писаний, опровержения заблуждений, объяснения доктринальных артикулов, ибо, поскольку они согласуются с вышеупомянутым эталоном учения, они рассматриваются как полезные изложения и объяснения и могут быть использованы с выгодой. Но под всем сказанным о кратком изложении нашего христианского учения подразумевается лишь то, что нам следует иметь единодушно принятую, определенную, общую форму учения, которую единодушно исповедуют все наши евангелические церкви, с позиций которой и согласно которой — поскольку она получена из Слова Божьего — все остальные писания должны оцениваться и выверяться на предмет того, насколько они могут быть одобрены и приняты.

  11. Ибо то, что мы объединили вышеупомянутые писания, а именно: Аугсбургское Исповедание, Апологию, Шмалькальденские Артикулы, Лютеровские Краткий и Большой Катехизисы, в столь часто упоминаемое краткое изложение христианского учения — было сделано потому, что они всегда и везде считались общей, единодушно принятой позицией наших церквей, более того, они были подписаны в те времена главными и наиболее просвещенными теологами, и имели влияние на все евангелические церкви и школы.

  12. И, как уже упоминалось выше, они все были также написаны и изданы до того, как возникли разногласия между теологами Аугсбургского Исповедания. Таким образом, поскольку они являются непредвзятыми, не могут и не должны быть отвергнуты ни одной из сторон, вошедших в противоречия, и никто из тех, кто без хитрости или обмана является приверженцем Аугсбургского Исповедания, не станет проявлять недовольства по поводу этих писаний, но радостно примет и признает их, как свидетельства [истины],

  13. никто не может думать о нас скверно и порицать нас за то, что мы основываем на них [получаем из них] объяснение и решение спорных артикулов, а также за то, что, поскольку мы положили в основание [этих писаний] Слово Божье, вечную истину, мы также представляем и цитируем эти писания в качестве свидетельств истины и как единодушно принятое и правильное понимание наших предшественников, твердо и неуклонно придерживавшихся чистого учения.

О спорных артикулах
в рамках антитезы или противостоящего учения:

  14. Более того, поскольку для сохранения чистого учения и для обоснованного, постоянного и благочестивого единства в Церкви необходимо не только правильное представление чистого, благотворного учения, но также осуждение и обличение противников, которые учат обратному (1Тим.3; Тит.1:9), ибо верные пастыри, как говорит Лютер, должны делать и то, и другое, а именно — и питать стадо, и противостоять волкам, чтобы овцы могли избежать чуждых учений (Иоан.10:12) и “извлечь драгоценное из ничтожного” (Иер.15:19).

  15. Поэтому мы также ясно и обоснованно провозгласили друг перед другом относительно всего этого, что, с одной стороны, должно всячески поддерживаться различие между бесполезными и ненужными пререканиями, которыми не следует смущать Церковь, поскольку это разрушает более, нежели созидает — и необходимыми дискуссиями с другой стороны, поскольку когда такая дискуссия возникает по поводу артикулов веры или основных положений христианского учения, то для защиты истины необходимо обличение противостоящей ложной доктрины.

  16. Хотя христианскому читателю, находящему для себя удовольствие в Божественной истине и любящему ее, вышеупомянутые писания предоставляют ясную и правильную информацию о каждом спорном артикуле нашей христианской религии, а именно — что из Пророческих и Апостольских Писаний он, согласно Слову Божьему, должен считать и принимать как правильное и истинное, а чего ему следует остерегаться, отвергая и избегая, как ошибок и заблуждений — тем не менее, для того чтобы истина могла быть представлена в наиболее отчетливом и ясном виде и отличалась от всех заблуждений, и чтобы ничто не было сокрыто и замаскировано под привычными терминами [общими словами и фразами], мы ясно и отчетливо провозгласили друг перед другом свое отношение к главным и наиболее важным артикулам, разобранным поочередно друг за другом, к артикулам, которые в настоящее время стали предметом разногласий — чтобы существовало публичное и определенное свидетельство, не только для ныне живущих, но также и для наших потомков, о том, каковым является и должно оставаться единодушное понимание и суждение [решение] наших церквей в отношении спорных артикулов, а именно:

  17. 1. Во-первых — что мы отвергаем и осуждаем все ереси и заблуждения, отвергнутые и осужденные ранней, древней, ортодоксальной [правоверной] Церковью, на истинном и прочном основании Святых Божественных Писаний.

  18. 2. Во-вторых — мы отвергаем и осуждаем все секты и ереси, отвергнутые в вышеупомянутых писаниях, содержащих краткое изложение Вероисповедания наших церквей.

  19. 3. В-третьих — поскольку за тридцать лет между некоторыми теологами Аугсбургского Исповедания произошли некоторые разделения по поводу Перемирия и по другим вопросам, нашей целью было прямо [категорически], чисто и ясно заявить о нашей вере и исповедании относительно каждого из этих положений и каждой из антитез — т.е. чистого учения и противоречащего ему положения, для того чтобы основание Божественной истины могло быть представлено во всех артикулах, и чтобы все незаконные, сомнительные, подозрительные и осужденные доктрины — где бы и в каких бы книгах они ни были обнаружены, и кто бы ни написал их, или кто бы ни был склонен защищать их даже сейчас — могли быть представлены [отчетливо обличены] так, чтобы каждый мог иметь предупреждение о распространенных повсеместно заблуждениях, высказанных в писаниях некоторых теологов, и никто бы не вводился в заблуждение авторитетом какого бы то ни было человека.

  20. Из этого заявления христианский читатель в случае необходимости почерпнет нужную ему информацию и сравнит ее с перечисленными выше писаниями, в точности выявив, что все, что было исповедано в начале относительно каждого артикула во всестороннем кратком изложении нашей религии и веры и что впоследствии в различные времена было вновь заявлено и повторяется нами в этом документе — ни в коем случае не противоречит одно другому, но является простой, непреложной, неизменной истиной, и что мы, следовательно, не переходим от одного учения к другому, как ошибочно утверждают наши соперники, но искренне желаем считаться [оставаться] верными однажды изданному Аугсбургскому Исповеданию и его единодушно принятой христианской сути, милостью Божьей пребывая твердо и постоянно в противостоянии всем возникшим извращениям и отклонениям.

I. О ПЕРВОРОДНОМ ГРЕХЕ

  1. И начнем со спора, возникшего между некоторыми теологами Аугсбургского Исповедания относительно первородного греха — о том, что он, собственно говоря [и воистину], представляет собой. Ибо одна сторона утверждает, что поскольку через грехопадение Адама природа и сущность человеческая теперь, с момента грехопадения, целиком и полностью извращены, то природа и суть развращенного человека или, по меньшей мере, основная часть его сущности, а именно — разумная душа в ее высочайшем состоянии или основные способности — является самим первородным грехом, который был назван природным грехом или личностным грехом, ибо причина его заключается не в мысли, слове или поступке, но в самой природе, откуда, как из корня, произрастают все остальные грехи; и что из-за этого теперь, со времен грехопадения, так как человеческая суть извращена грехом, нет никакого различия между природой, сутью человека и первородным грехом.

  2. Другая же сторона, напротив, учит, что первородный грех, строго говоря, не является природой или сутью человека — то есть человеческим телом или его душой, которые даже теперь, после грехопадения, остаются творением Божьим в нас; но что первородный грех — это нечто, существующее в теле, душе человека и во всех его силах и способностях, а именно — их ужасная, глубокая, невыразимая развращенность — так что человек лишен праведности, в которой он был первоначально создан, и, в духовном аспекте, мертв для всего хорошего и склонен ко всему порочному и злому. И что, по причине этой развращенности и врожденной греховности, которые являются неотъемлемым свойством природы, из сердца проистекают все фактические грехи; и что, следовательно, необходимо видеть различие между природой и сутью извращенного человека, или же его телом и душой, являющимися творением и тварями Божьими в нас даже после грехопадения — и первородным грехом, являющимся порождением дьявола, из-за которого природа извратилась.

  3. Этот спор относительно первородного греха отнюдь нельзя назвать ненужным пререканием, но если данная доктрина правильно представляется с позиции Слова Божьего и согласно ему, и если она отделена от всех пелагианских и манихейских заблуждений, то таким образом (как гласит Апология) лучше познается и больше превозносится заслуга Господа Иисуса Христа и Его драгоценная добродетель, а также благодатное действие Святого Духа. Более того, должная честь воздается Богу, если Его деяния и творение в человеке правильно отделяется от деяний дьявола, которыми природа [человека] была извращена.

  4. Поэтому, для христианского объяснения этого противоречия согласно Слову Божьему, и для поддержания правильной, чистой доктрины о первородном грехе — мы должны извлечь и кратко сформулировать из вышеупомянутых писаний тезис и антитезу, то есть истинное учение и его противоположность:

  5. 1) И во-первых — совершенно верно утверждение, что христиане должны считать и признавать грехом не только фактическое нарушение заповедей Божьих. Та отвратительная, ужасная, наследственная болезнь, которой поражена и развращена вся природа [человека], также должна прежде всего считаться и признаваться истинным грехом — тем главным грехом, который является корнем и первоисточником всех фактических грехов.

  6. И доктор Лютер назвал это природным или личностным грехом, из чего следует, что даже если бы человек не помышлял, не говорил или не совершал ничего дурного (что, однако, со времен грехопадения наших прародителей, невозможно в этой жизни), его природа и личность, тем не менее, грешны — то есть всецело и полностью извращены в глазах Божьих первородным грехом, как духовной проказой. И, за счет этого извращения и из-за грехопадения первого человека, природа личности обвиняется и осуждается Законом Божьим так, что мы по природе своей являемся чадами гнева, смерти и проклятия — до тех пор, пока не избавляемся от них добродетелью Христовой.

  7. 2) Во-вторых, как учит девятнадцатый артикул Аугсбургского Исповедания, и это также ясно и истинно, — что Бог не является создателем или причиной греха, но, по подстрекательству дьявола, через одного человека грех (который является деянием дьявольским) вошел в мир, Рим.5:12; 1Иоан.3:8. И даже сегодня, в этом извращенном состоянии [в этом извращении природы], Бог не создает греха в нас — но в той природе, которую Бог по сей день творит и созидает в человеке, первородный грех размножается [распространяется] от грешного семени, через плотское зачатие и рождение от отца и матери.

  8. 3) В-третьих — никакой разум не знает и не понимает, что представляет собой [и как велико] это наследственное зло, но, как говорится в Шмалькальденских Артикулах, его нужно познать и уверовать в него по откровению Писания. И сказанное об этом в Апологии можно кратко свести к следующим тезисам:

  9. 1. Что это наследственное зло является грехом [из-за которого случилось так], что, по причине неповиновения Адама и Евы, мы все теперь находимся в немилости Божьей, и, как Апостол показывает в Рим.5:12; Ефес.2:3, по природе своей — мы чада гнева.

  10. 2. Во-вторых — что это всецело является недостатком (отсутствием) наследственной праведности, созданной [вместе с человеком] в Раю, или образа Божьего, по которому человек был первоначально создан в истине, святости и праведности, и, в то же время, это неспособность и непригодность ко всему, что от Бога — или, как об этом сказано по-латыни: Descriptio peccati originalis detrahit naturae non renovatae et dona et vim seu facultatem et actus inchoandi et efficiendi spiritualia, то есть: “Описание первородного греха лишает необновленную природу даров, способностей и всякой энергии для начинания и совершения чего бы то ни было в духовных аспектах”.

  11. 3. Что первородный грех (в человеческой природе) является не только этим полным отсутствием чего бы то ни было хорошего в духовных, божественных аспектах, но что он заключается также в том, что на месте утерянного образа Божьего в человеке происходит глубокая, порочная, отвратительная, бездонная, непостижимая и невыразимая развращенность всей природы и всех ее способностей и сил, а особенно — высших, основных способностей души в области понимания, чувств и воли, так что теперь, после грехопадения, человек наследует врожденную порочную наклонность и внутреннюю нечистоту сердца, злые похоти и пристрастия. Что все мы, по предрасположенности и сути своей, наследуем от Адама сердце, чувства и помыслы, по своим высшим естественным способностям и силам склонные и предрасположенные ко всему, что враждебно Богу [направлены прямо против Бога] и Его главным заповедям; что они враждебны по отношению к Богу — особенно в божественных и духовных аспектах.

  12. Ибо в других областях — таких, как природные, внешние помыслы, подвластные рассудку — человек все еще имеет определенное понимание, определенные способности и силы, хотя — чрезвычайно ослабленные и настолько зараженные и оскверненные первородным грехом, что в Божьих глазах они не имеют никакой ценности.

  13. 4. Возмездие и наказание (за первородный грех), возложенное Богом на детей Адамовых и на первородный грех — смерть, вечное проклятие, а также другие телесные и духовные, временные и вечные страдания, и, кроме того, деспотизм и преобладание дьявола, так что природа человека подвержена царству дьявола, предана его власти и остается под его влиянием — влиянием того, кто притупляет рассудок и чувства и, посредством ужасных заблуждений, ереси и прочих безрассудств, ведет к погибели многих великих, просвещенных людей мира или же ввергает людей в различные преступления.

  14. 5. В-пятых — это наследственное зло столь велико и ужасно, что только ради Господа Христа оно может быть покрыто и прощено перед Богом в крещеном и верующем человеке. Более того, извращенная и испорченная человеческая природа должна и может быть исцелена только через возрождение и обновление Святым Духом, которое, однако, в этой жизни только начинается, но совершенства достигает в грядущей жизни.

  15. Эти положения, процитированные здесь только в краткой форме, высказываются более полно в вышеупомянутых писаниях общего вероисповедания нашего христианского учения.

  16. И теперь данное учение должно так поддерживаться и оберегаться, чтобы оно не могло отклониться ни в сторону пелагианства, ни в сторону манихейства. По этой причине в отношении данного артикула также должно быть кратко изложено противостоящее, порицаемое и отвергаемое в наших церквях учение.

  17. 1. И прежде всего — в противовес старым и новым пелагианам, порицаются и отвергаются следующие ложные мнения и догматы: будто первородный грех — это только лишь reatus, или [приписанная нам] виновность в чем-то, совершенном другим, безо всякой развращенности нашей собственной природы.

  18. 2. А также — что грешные, порочные похоти не являются грехами, но представляют собой состояния или существенные [неотъемлемые] свойства природы [человека].

  19. 3. Или — будто вышеупомянутый недостаток и зло не являются по существу и воистину грехом пред Богом, грехом, из-за которого человек без Христа [до тех пор, пока он не привит ко Христу и не избавлен через Него] остается чадом гнева и проклятия, а также пребывает во владении и под властью сатаны.

  20. 4. Также — отвергаются изложенные ниже и схожие пелагианские заблуждения, а именно: якобы [человеческая] природа, даже после грехопадения, является неразвращенной, и что, особенно в отношении духовных аспектов, она остается всецело добродетельной и чистой in naturalibus, т.е. — будто в своих естественных, природных способностях она остается совершенной.

  21. 5. Или — что первородный грех является лишь внешним, едва заметным и незначительным пятнышком на природе [человека] или corruptio tantum accidentium aut qualitatum, т.е. извращением только в некоторых случайных областях, наряду с которыми и под которыми, тем не менее, природа человеческая сохранила свои добродетельные способности и свойства даже в духовных аспектах.

  22. 6. Или — что первородный грех не является полным разграблением или неполноценностью [нищетой] всех добрых духовных сил, но лишь внешним препятствием для них — как в случае, когда магнит загрязняется чесночным соусом, что приводит не к исчезновению его естественных свойств, а лишь к затруднению их проявления; или — что это пятно может быть легко смыто, подобно тому, как может быть стерта клякса с лица или краска со стены.

  23. 7. Подобным же образом — обличаются и отвергаются утверждения, что природа [человека] в самом деле была чрезвычайно сильно ослаблена и извращена через грехопадение, но что, тем не менее, она не потеряла все добродетельное в божественных духовных аспектах, и будто бы то, о чем поется в наших церквях: “Через преступление Адама все развратилось — вся человеческая природа и сущность” — это неправда, но от физического рождения человек по своей природе все еще имеет что-то доброе и хорошее — пусть маленькое, крохотное и незначительное, но все же имеет, а именно: способность, умение, склонность [творческую предприимчивость] — т.е. способность к начинанию, к осуществлению или содействию осуществления чего-то духовного.

  24. Относительно внешних, временных, мирских аспектов и дел, подвластных разуму — будет дано объяснение в следующем артикуле.

  25. Эти и подобные им противостоящие доктрины порицаются и отвергаются по той причине, что Слово Божье учит, что извращенная природа [человека] сама по себе не способна к чему-то добродетельному в духовных, божественных аспектах, она неспособна даже на гораздо меньшее — такое как добродетельные помыслы, да и не только на это, но — что сама по себе она не может делать в глазах Божьих ничего кроме греха, Быт.(6:5; 8:21).

  26. С другой стороны, это учение должно аналогичным образом оберегаться от манихейских заблуждений. Соответственно, отвергаются и прочие схожие [с предыдущими] ошибочные доктрины, а именно: что теперь, после грехопадения, человеческая природа сначала создается чистой и добродетельной, но затем первородный грех вводится извне сатаной и смешивается с природой (как нечто неотделимое), как яд смешивается с вином.

  27. Ибо, хотя в Адаме и Еве природа [человека] была первоначально создана чистой, добродетельной и святой, тем не менее, грех вошел в их природу через грехопадение не так, будто сатана создал некую злую суть и смешал ее с их природой, как фанатично учат манихейцы. Но, поскольку человек, обольщенный сатаной, через грехопадение, утратил свою, созданную вместе с ним, наследственную праведность — в наказание, по осуждению и приговору Божьему, человеческая природа, как было сказано выше, стала настолько извращенной и разложившейся посредством этого разграбления, неполноценности и ущерба, причиненного сатаной, что теперь эта природа передается по наследству вместе с этой неполноценностью и этой извращенностью [размножающимися наследственным путем] — всем людям, которые зачинаются и рождаются естественным путем от отца и матери.

  28. Ибо после грехопадения человеческая природа не создается вначале чистой и добродетельной, лишь после этого искажаясь и повреждаясь первородным грехом, но — в самый первый момент, во время самого нашего зачатия, то семя, из которого формируется человек, [уже] грешно и порочно. Более того, первородный грех не является чем-то, существующим независимо от природы извращенного человека или отдельно от нее, как не относящееся ни к истинной сути, телу и душе порочного человека, ни к самому человеку.

  29. И также не могут и не должны первородный грех и извращенная им природа человека различаться так, будто природа чиста, добродетельна, свята и непорочна перед Богом, в то время как только первородный грех, обитающий в этой природе, является злом.

  30. А также, как пишет Августин относительно манихейцев, будто грешит не сам извращенный человек по причине врожденного первородного греха, но что-то совершенно иное и чужеродное в человеке делает это, и что Бог, соответственно, обвиняет и осуждает Своим Законом не извращенную грехом природу [человека], но только лишь первородный грех в этой природе. Ибо, как сказано выше, в тезисе — то есть при объяснении чистого учения о первородном грехе, — вся природа человека, рожденного естественным путем от отца и матери, целиком и полностью искажена и извращена первородным грехом: в теле и душе, во всех ее способностях и силах, относительно добродетели, истины, святости и праведности, созданных совместно с человеком в Раю. Non tamen in aliam substantiam genere aut specie diversam, priori abolita, transmutata est, то есть: “Тем не менее, природа человека не истреблена или не изменена полностью в некую совершенно иную субстанцию, о которой, по ее сути, нельзя сказать, что она подобна нашей природе [но отличается по виду или роду], и, таким образом, не может обладать единой сутью с нами”.

  31. Из-за этого развращения вся искаженная природа человека также обвиняется и осуждается Законом Божьим, если грех не прощен ради Христа.

  32. Но Закон обвиняет и осуждает нашу природу не потому, что мы, люди, были созданы Богом, но потому, что мы грешны и порочны; не потому и поскольку природа и ее суть, даже после грехопадения, является деянием и творением Божьим в нас, но потому и поскольку она была отравлена и извращена грехом.

  33. Но, хотя первородный грех, подобно духовному яду или (как говорит Лютер) духовной проказе, отравил и извратил всю человеческую природу, так, что мы не можем различить [показать, или отличить глазом] природу саму по себе и первородный грех сам по себе, тем не менее, искаженная природа или суть извращенного человека, тела и души или самого человека, которого создал Бог (и в котором обитает первородный грех, который также извращает природу, сущность человека или всего его целиком), и первородный грех, который обитает в природе человека или его сути и развращает ее, не являются одним и тем же; подобно тому, как при внешней [наружной] проказе — тело прокаженного и проказа на теле не являются, строго говоря, одним и тем же. Но также должно поддерживаться различие между нашей природой, как тем, что создано и поддерживается Богом, в которой обитает грех — и [самим] первородным грехом, обитающим в природе [человека]. В соответствии со Святым Писанием, эти два явления должны и могут рассматриваться отдельно, и таким же образом [то есть отдельно] их следует преподавать и в них веровать.

  34. Более того, основные артикулы нашей христианской веры побуждают и заставляют нас поддерживать и сохранять данное различие. Например, в артикуле о Сотворении в первую очередь приводится свидетельство Писания, что Бог создал человеческую природу не только до грехопадения, но что она остается творением и деянием Божьим также и после грехопадения (см.: Втор.32:6; Ис.45:11; 54:5; 64:8; Деян.17:25; Откр.4:11).

  35. “Твои руки, — говорит Иов, — трудились надо мною, и образовали всего меня кругом, — и Ты губишь меня? Вспомни, что Ты, как глину, обделал меня, и в прах обращаешь меня? Не Ты ли вылил меня, как молоко, и, как творог, сгустил меня, кожею и плотию одел меня, костями и жилами скрепил меня, жизнь и милость даровал мне, и попечение Твое хранило дух мой?” (Иов.10:8-12).

  36. “Славлю Тебя, — говорит Давид, — потому что я дивно устроен. Дивны дела Твои, и душа моя вполне сознает это. Не сокрыты были от Тебя кости мои, когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы. Зародыш мой видели очи Твои; в Твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было” (Пс.138:14-16).

  37. В Книге Екклесиаста записано: “И возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратится к Богу, Который дал его” (Еккл.12:7).

  38. Эти фрагменты ясно свидетельствуют о том, что Бог, даже после грехопадения, является Творцом человека и созидает его тело и душу. Таким образом, развращенный человек не может, без какого-либо разделения [без какой-либо особенности, или просто], быть грехом сам по себе — в противном случае Бог был бы творцом греха. Как и наш Краткий Катехизис исповедует в объяснениях к Первому артикулу, утверждая: “Я верую, что Бог сотворил меня и все сущее [и все твари], что Он дал мне тело и душу, глаза, уши и все члены тела, разум и чувства, и что Он сохраняет все это по сей день”. Подобным же образом, в Большом Катехизисе сказано: “...Во что я верую и что я подразумеваю, это то, что я являюсь творением Божьим, что Он дал мне и постоянно поддерживает во мне мое тело, мою душу и мою жизнь, члены [мои], как большие, так и малые, и все мои чувства, разум и рассудок”. Тем не менее, это же самое творение и деяние рук Божьих прискорбно извращено грехом, ибо масса (massa), из которой Бог теперь формирует и созидает человека, была испорчена и извращена в Адаме, и, таким образом, передана по наследству нам.

  39. И потому благочестивым христианским сердцам по справедливости следует принять во внимание невыразимую благость Божью и великодушие Его, проявляющиеся в том, что Бог не изгоняет от Себя немедленно и не посылает в адский огонь эту испорченную, развращенную, грешную массу, но формирует и созидает из нее настоящую человеческую природу, прискорбно испорченную грехом, для того чтобы Он мог очистить ее от всякого греха, освятить и спасти ее через Своего драгоценного Сына.

  40. В этом артикуле, таким образом, проступает ясное и бесспорное различие. Ибо первородный грех не исходит от Бога. Бог не является создателем или творцом греха. И первородный грех является не созданием или деянием Божьим, но деянием дьявольским.

  41. Таким образом, если бы не было никакого различия между природой или сутью нашего тела и нашей души, развращенных первородным грехом и [самим] первородным грехом, которым развращена природа, то отсюда вытекало бы либо то, что Бог, поскольку Он является Творцом этой нашей природы, породил и создал также и первородный грех, который, соответственно, также должен был бы быть Его деянием и творением — либо то, что, поскольку грех есть деяние дьявола, сатана является создателем этой нашей природы, нашего тела и нашей души, которые также должны быть деянием или творением сатаны, если наша развращенная природа, без каких-либо различий, должна считаться самим грехом. Оба эти учения противоречат артикулу нашей христианской веры.

  42. Таким образом, для того чтобы творение и деяние Божье в человеке могло отличаться от деяния дьявола, мы говорим, что тело и душа человека являются творением Божьим, а также, что, благодаря Богу [поскольку это дело рук Его], человек способен думать, говорить, действовать и создавать что-либо, ибо “мы Им живем и движемся и существуем” (Деян.17:28). Но то, что природа человека извращена, что ее помыслы, слова и дела порочны, является изначально делом сатаны, который таким образом испортил Божье деяние в Адаме посредством греха, передавшегося от него по наследству нам.

  43. Во-вторых, в артикуле об искуплении Писания убедительно свидетельствуют, что Сын Божий принял на Себя нашу человеческую природу без греха, так, что Он во всем, кроме греха, был уподоблен нам, Его братьям (Евр.2:14). Unde veteres dixerunt: Christum nobis, fratribus suis, consubstantialem esse secundum assumptam naturam, quia naturam, quae, exepto peccato, eiusdem generis, speciei et substantiae cum nosra est, assumpsit; et contrariam sententiam manifeste haereseos damnarunt. Что значит: “Следовательно, все древние правоверные учителя утверждали, что Христос, согласно принятой на Себя человеческой природе, обладает единой сущностью с нами, Его братьями, ибо Он принял на Себя Свою человеческую природу, во всех отношениях (за исключением только лишь греха) подобную нашей человеческой природе по своей сути и всем существенным свойствам, и они отвергали противоположное учение как очевидную ересь”.

  44. Таким образом, если бы не было различия между природой или сутью развращенного человека и первородным грехом, то отсюда должно было бы следовать, что Христос либо не принимал на Себя нашей природы, потому что Он не принимал греха, или же что, поскольку Он принял на Себя нашу природу, Он также принял и грех. Оба эти представления противоречат Писаниям. Но поскольку Сын Божий принял на Себя нашу природу и не принимал первородного греха, из этого факта ясно, что человеческая природа — даже после грехопадения — и первородный грех не являются одним [и тем же] и должны различаться.

  45. В-третьих, в артикуле об освящении Писание свидетельствует, что Бог очищает, омывает и освящает человека от греха (1Иоан.1:7), и что Христос спасает Своих людей от их грехов (Мат.1:21). Таким образом, грех не может быть самим человеком, ибо Бог принимает человека в благодать ради Христа, но по отношению ко греху Он сохраняет враждебность навеки. Поэтому отвратительно слушать нехристианские высказывания о том, что первородный грех якобы крещен во имя Святой Троицы, освящен и спасен, а также другие подобные этим высказывания из писаний современных манихейцев, которыми мы не станем осквернять слух простодушных и доверчивых людей.

  46. В-четвертых, в артикуле о Воскресении Писание свидетельствует, что вновь восстанет именно сущность этой нашей плоти, но без греха, и что в грядущей жизни мы будем иметь и сохраним именно эту душу, но без греха.

  47. Таким образом, если бы не было никакого различия между нашими развращенными телом и душой — и первородным грехом, то отсюда, вопреки упомянутому артикулу христианской веры, следовало бы либо — что эта наша плоть не восстанет вновь в последний день, и что в грядущей жизни мы не будем иметь, по сути, того тела и той души, которыми обладаем сегодня, но другую сущность (или другую душу), потому что тогда мы будем без греха; либо — что [в Последний День] грех также воскреснет и будет пребывать в избранных в вечной жизни.

  48. Таким образом, становится ясно, что такая доктрина [манихейцев] (со всем, что зависит от нее и вытекает из нее), когда утверждают и учат, что первородный грех является самой природой, сущностью, телом или душой развращенного человека, так что между нашей развращенной природой и сутью, и первородным грехом нет никакого различия, должна быть отвергнута. Ибо основные артикулы нашей христианской веры веско и убедительно разъясняют, почему должно поддерживаться различие между природой или сутью человека, развращенными грехом — и [самим] грехом, которым человек извращен.

  49. На уровне такой дискуссии о сути, когда вопрос не обсуждается подробно и обстоятельно, но лишь пункт за пунктом разбираются основные положения, достаточно проделанного нами простого утверждения доктрины и противоположного учения (in thesi et antithesi).

  50. Однако, что касается терминов и выражений, то лучше и надежнее использовать и сохранять те здравые словесные формулировки, которые использованы при описании данного артикула в Святых Писаниях и вышеупомянутых книгах.

  51. А также, во избежание раздора по поводу слов, aequivocationes vocabulorum, то есть слов и выражений, используемых в различных значениях, они должны быть особо и тщательно истолкованы. Например, когда говорится: “Бог созидает природу людей”, здесь под словом “природа” понимаются сущность, тело и душа людей. Но часто предрасположенность или порочное качество чего-либо также называют природой, когда, например, говорят: “Природа змеи — жалить и отравлять”. Так, Лютер говорит, что грех и совершение греха являются наклонностью и природой развращенного человека.

  52. Таким образом, первородный грех, по существу, означает глубокую развращенность нашей природы, как это описано в Шмалькальденских Артикулах. Но иногда конкретный человек или предмет, то есть сам человек, с телом и душой, в котором существует грех и которому он присущ, также охватывается этим термином — по той причине, что человек извращен грехом, отравлен и грешен, как в случае, когда Лютер говорит: “Твое рождение, твоя природа и вся твоя суть есть грех”, — то есть [природа и суть человека] грешна и нечиста.

  53. Лютер сам объясняет, что под терминами “природный грех”, “личностный грех”, “существенный грех” он подразумевает, что не только слова, помыслы и дела являются грехом, но что вся природа, личность и сущность человеческая полностью извращены от самого корня первородным грехом.

  54. Однако что касается латинских слов substantia и accidens, то во время публичных проповедей в церкви, состоящей из простых людей, этих терминов следует избегать, потому что они незнакомы обычным людям. Но когда просвещенные мужи используют их, обсуждая данную тему между собой или с другими, для кого эти слова не являются незнакомыми, как делали такие личности, как Евсевий, Амвросий и особенно — Августин, а также другие выдающиеся учителя Церкви, так как они [данные термины] были необходимы для объяснения данной доктрины и противостояния еретикам, они принимают immediatam divisionem, то есть разделение, в котором нет середины, так что все существующее должно относиться либо к substantia, то есть самодостаточной [существующей самой по себе] сути, либо к accidens, то есть к случайной сути, не существующей самой по себе фактически [по существу], но находящейся в другой самодостаточной сути, причем ее можно отличить от последней. Это разделение использовали также Кирилл и Василий.

  55. И, поскольку то, что каждая substantia или самодостаточная суть, будучи сущностью, является либо Самим Богом, либо деянием и творением Божьим — есть бесспорная и несомненная аксиома теологии; Августин во многих своих писаниях против манихейцев, равно как и все истинные учителя, после надлежащего рассмотрения, со всей убежденностью осудил и отверг заявление: Peccatum originis est substantia vel natura, то есть: “Первородный грех является природой или сутью человека”. После него все просвещенные и разумные (мужи) также всегда утверждали, что все, что не существует само по себе, а также не является частью другой самодостаточной сути, но существует, подвергаясь перемене, в другой вещи, является не substantia, то есть чем-то самодостаточным, но accidens, то есть чем-то случайным.

  56. Соответственно, Августин всегда говорил следующим образом: “Первородный грех не является самой природой, но есть accidens vitium in natura — то есть: случайный недостаток и ущербность природы”. Поэтому до появления данного противоречия [просвещенные] мужи — и в наших школах и церквях также — говорили подобным же образом, сообразуясь с правилами логики, свободно и не будучи при этом подозреваемы [в ереси], и никогда не осуждались из-за этого ни доктором Лютером, ни другими правоверными учителями наших чистых евангелических церквей.

  57. В таком случае — поскольку, как только что было показано и подтверждено свидетельствами учителей Церкви, неоспоримой истиной является тот факт, что все существующее есть либо substantia, либо accidens, то есть либо самодостаточная суть, либо что-то случайное в ней [в этой сути], и ни один воистину разумный человек никогда не имел никаких сомнений относительно этого — возникает следующая настоятельная потребность, и никто не может уклониться, если задается вопрос: является ли первородный грех substantia [сущностью], то есть чем-то таким, что существует само по себе и не в другом — или же это accidens, то есть нечто такое, что не существует само по себе, но находится в другом и не может существовать само по себе — нужно исповедовать прямо и с готовностью, что первородный грех является не substantia, но accidens.

  58. И, кроме того, поэтому Церковь Божья никогда не достигнет устойчивого мира в данной полемике, но разногласия будут скорее сохраняться и расширяться, если служители Церкви будут оставаться в сомнениях относительно того, является ли первородный грех сущностью или accidens и правильно ли его так называть.

  59. Следовательно, чтобы избавить церкви и школы от этого скандального [позорного] и чрезвычайно вредного противоречия, необходимо, чтобы все были надлежащим образом обучены этому.

  60. Но если кто-то продолжает спрашивать далее — к какого типа accidens следует отнести первородный грех, то это уже другой вопрос, на который ни один философ, ни один папист, ни один софист, каким бы проницательным разумом он ни обладал, не может дать правильного ответа, но всякое понимание и любое объяснение этого (вопроса) должно основываться только на Священных Писаниях, свидетельствующих, что первородный грех является невыразимым злом и настолько всеобщим развращением человеческой природы, что в ней и во всех ее внутренних и внешних силах не остается ничего хорошего или чистого, но все полностью испорчено, так что из-за первородного греха человек в глазах Божьих воистину духовно мертв, и все его способности мертвы к чему бы то ни было благочестивому.

  61. Таким образом, первородный грех не смягчается словом accidens, [и особенно] когда он объясняется согласно Слову Божьему [совпадая со Словом Божьим], как это сделал доктор Лютер в своих написанных по-латыни истолкованиях третьей главы Книги Бытие, выступив с великой убежденностью против смягчения первородного греха. Это слово служит лишь для обозначения различия между деянием Божьим (которым является наша природа, несмотря на то что она извращена) и деянием дьявола (которым является грех, вселившийся в то, что сотворено Богом, и представляющий собой наиболее глубокое и неописуемое извращение Божьего творения).

  62. То есть и Лютер, имея дело с данным вопросом, также использовал слово accidens и термин qualitas [свойство, качество] и не отвергал их. Но, в то же время, подходя к этому с чрезвычайной серьезностью и великим усердием, он приложил огромные старания к тому, чтобы объяснить и привить всем и каждому представление о том, какое это ужасное свойство (accidens), не только полностью загрязняющее человеческую природу, но столь глубоко ее извращающее, что в ней не осталось ничего чистого или неиспорченного, как гласят Лютеровские слова истолкования 89-го Псалма: Sive igitur peccatum originis QUALITATEM sive MORBUM vocaverimus, profecto extremum malum est non solum pati aeternam iram et mortem, sed ne agnoscere quidem, quae pateris. То есть: “Независимо от того, как мы называем первородный грех — свойством или болезнью — то, что мы не только должны страдать от вечного гнева Божьего и вечной смерти, но даже при этом не понимаем, от чего мы страдаем — воистину является высочайшим злом”. И, по поводу 3-й главы Книги Бытие, снова: Qui isto veneno peccati originis a planta pedis usque ad verticem infecti, sumus, siquidem in natura adhuc integra accidere. То есть: “Мы заражены ядом первородного греха с головы до пят, однако это случилось с нами при сохранении все еще совершенной природы”.

II. О СВОБОДНОЙ ВОЛЕ ИЛИ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ СПОСОБНОСТЯХ

  1. Поскольку разногласия относительно свободной воли возникли не только между нами и папистами, но в некоторых случаях также и между самими теологами Аугсбургского Исповедания, нам следует прежде всего указать те положения, по которым возникли разногласия.

  2. Ибо, поскольку человек со своей свободной волей [в отношении своей свободной воли] может находиться и рассматриваться в четырех несхожих, отличных друг от друга состояниях, вопрос в настоящее время состоит не в том, каково было его состояние до грехопадения или что он мог совершать после грехопадения и до своего обращения во внешних аспектах, свойственных этой временной жизни. И также вопрос состоит не в том, какую разновидность свободной воли он будет иметь после того, как он возродится и начнет направляться Духом Божьим, или же, когда он воскреснет из мертвых. Но один-единственный принципиальный вопрос заключается в том, какой разум и какую волю способен проявить невозрожденный человек в своем обращении и возрождении — из всех своих оставшихся после грехопадения сил и способностей: способен ли он, когда Слово Божье проповедуется и благодать Божья предлагается нам, подготовить себя для милости, принять ее, да к тому же еще и согласиться с ней. Это вопрос, по поводу которого вот уже много лет существует противоречие между некоторыми теологами и церквями Аугсбургского Исповедания.

  3. Ибо одна сторона утверждает и учит, что, хотя человек не может своими собственными силами, без благодати Святого Духа, исполнить заповедь Божью, то есть воистину уповать на Бога, бояться и любить Его, тем не менее, даже до возрождения он все еще имеет так много естественных сил и способностей, что в определенной мере может подготовить себя для благодати и изъявлять согласие, хотя и очень слабое. Однако, что он не может совершить чего-либо этими своими силами, но, если благодать Святого Духа не добавляется к ним, должен уступить в борьбе.

  4. Кроме того [с другой стороны] — и древние и современные энтузиасты учат, что Бог обращает людей и ведет их к спасительному знанию Христа посредством Своего Духа, без каких-либо сотворенных средств и орудий, то есть без внешнего проповедования и слышания Слова Божьего.

  5. Вопреки обоим этим направлениям, истинные учителя Аугсбургского Исповедания учат и утверждают, что в результате грехопадения наших прародителей человек был извращен настолько, что в Божиих деяниях, относящихся к нашему обращению и спасению наших душ, он по природе своей слеп так, что, когда проповедуется Слово Божье, он не понимает его и не может понять, но считает его безумием. А также — что он [сам] не приближается к Богу, но является и остается врагом Божьим до тех пор, пока не обратится, не станет верующим [не будет одарен верой], не станет возрожденным и обновленным силой Святого Духа, посредством Слова, когда оно проповедуется и слушается — исключительно по милости, безо всякого содействия с его стороны.

  6. Для того чтобы объяснить данную полемику по-христиански, согласно руководствам Слова Божьего, и по Его милости решить эту проблему, [мы заявляем, что] наше учение, вера и исповедание заключаются в следующем:

  7. В духовных и божественных аспектах разум, сердце и воля невозрожденного человека совершенно неспособны своими собственными, естественными силами понять, уверовать, принять, осмыслить, пожелать, начать, осуществить, совершить, исполнить или содействовать чему-либо, но они совершенно мертвы для всего, что является благочестивым, и извращены так, что в природе человека — со времени грехопадения, до возрождения — не остается ни малейшего проблеска духовных сил, которыми он мог бы сам подготовить себя к благодати Божьей или принять предлагаемую благодать. И также он не способен на это для себя и сам по себе, равно как не может применить или приспособить себя к этому, или же своими собственными силами, сам по себе, помочь, совершить, содеять или хоть чем-то стимулировать свое обращение — ни полностью, ни наполовину, ни хоть каким-нибудь малейшим и совершенно несущественным образом. Но он — слуга [и раб] греха (Иоан.8:34) и пленник дьявола, которым он и движим (Ефес.2:2; 2Тим.2:26). Следовательно, естественная свободная воля — согласно своей извращенной наклонности и природе — сильна и действенна только в том, что неугодно Богу и противоречит Его воле.

  8. Это заявление, и основной [обобщенный] ответ на главный вопрос, и заявление о противоречии, представленное во введении к данной статье, подтверждены и подкреплены приведенными далее аргументами из Слова Божьего, и,хотя они противоречат надменному разуму и философии, все же мы знаем, что мудрость этого извращенного мира является лишь безумием пред Богом, и что об артикулах веры следует судить только с позиций Слова Божьего.

  9. Ибо, во-первых, хотя действительно человеческий разум или природный интеллект все еще сохраняет тусклый проблеск знания о том, что существует Бог, а также о доктрине Закона (Рим.1:19), тем не менее, он настолько невежествен, слеп и извращен, что даже когда наиболее способные и просвещенные люди на земле читают или слушают Евангелие Сына Божьего и обетование о вечном спасении, они не могут своими собственными силами постичь, познать, осмыслить его или уверовать в него и отнестись к нему как к истине, но чем больше усердия и рвения они проявляют, желая осознать эти духовные вещи своим разумом, тем меньше они понимают и веруют — и, пока Дух Святой не научит и не просветит их, они считают все это безумием или вымыслом.

  10. 1Кор.(2:14): “Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь...”. 1Кор.(1:21): “Ибо, когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих”. Ефес.(4:17): “...Чтобы вы не поступали, как поступают многие народы [то есть те, кто не рожден свыше от Духа Божьего], по суетливости ума своего, будучи помрачены в разуме, отчуждены от жизни Божией, по причине их невежества и ожесточения сердца их”. Мат.(13:13,11), Лук.(8:10): “...Видя не видят, и слыша не слышат, и не разумеют; ...[но] вам дано знать тайны Царствия Небесного”. Рим.(3:11,12): “Нет разумевающего; никто не ищет Бога; все совратились с пути, до одного негодны: нет делающего добро, нет ни одного”. Соответственно, Писания прямо и открыто утверждают, что плотский [природный] человек в духовных и божественных аспектах находится во тьме (Ефес.5:8; Деян.26:18; Иоан.1:5): “И свет во тьме [то есть в темном, слепом мире, который не знает или не признает Бога] светит, и тьма не объяла его”. Подобным же образом, Писания учат, что человек во грехах является не только слабым и больным, но усопшим и полностью мертвым (Ефес.2:1,5; Кол.2:13).

  11. Следовательно, точно так же, как физически мертвый человек не может своими собственными силами подготовить или приспособить себя для нового обретения временной жизни, так и человек, мертвый духовно во грехах своих, не может своими собственными силами подготовить или употребить себя к обретению духовной, небесной праведности и жизни — до тех пор, пока он не избавлен и не оживотворен Сыном Божьим от смерти и греха.

  12. Таким образом, Писания отвергают всякую пригодность, способность и возможность разума, сердца и воли плотского [природного] человека к мыслям, постижению, делам, начинаниям, желаниям, предприятию, исполнению или способствованию в созидании чего-либо добродетельного и праведного в духовных аспектах — собственными силами. 2Кор.(3:5): “Не потому, чтобы мы сами способны были помыслить что-то от себя, но способность наша от Бога”. Рим.(3:12): “Все совратились с пути, до одного негодны”. Иоан.(1:5): “И тьма не объяла [не приняла] его [света]”. 1Кор.(2:14): “Душевный человек не принимает (или, в соответствии с используемым здесь греческим словом: “не понимает, не может постичь”) того, что от Духа Божия, — то есть, он не способен к духовным вещам, — потому что он почитает это безумием; и не может разуметь”.

  13. Тем более, он искренне не верует в Евангелие, не согласен с ним и не считает его истиной. Рим.(8:7): “Потому что плотские помышления, — или помышления плотского [природного] человека, — суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут”.

  14. И, короче говоря, то, о чем говорит Сын Божий в Иоан.(15:5), остается совершенно истинным: “...Ибо без Меня не можете делать ничего”. Также и Павел в Филип.(2:13): “Потому что Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению”. Для всех благочестивых христиан, чувствующих и испытывающих в своих сердцах хотя бы малейшую искру или стремление к Божественной милости и вечному спасению, эти милостивые слова очень утешительны. Ибо они знают, что Бог зажег в их сердцах это начало истинной благочестивости, и что Он будет далее укреплять и помогать им в их великой слабости, чтобы сохранить их истинную веру до самого конца.

  15. Сюда относятся также все молитвы святых, в которых они молятся о научении, о просвещении и освящении Богом, провозглашая тем самым, что не могут сами, своими силами, обрести всего того, о чем они просят Бога. Например, в одном только Псалме 118 Давид, молясь, более десяти раз просит о том, чтобы Бог дал ему понимание, для правильного постижения божественного учения. [Очень многие] подобные молитвы имеются в писаниях Павла (Ефес.1:17; Кол.1:9; Фил.1:9). Эти молитвы и фрагменты, показывающие наше невежество и неспособность, были написаны не для того, чтобы оставить наш разум праздным и нерадивым при чтении, слушании и осмыслении Слова Божьего, но, прежде всего, чтобы мы могли возблагодарить Бога от всего сердца за то, что при помощи Своего Сына Он избавил нас от тьмы невежества и рабства греха и смерти и, посредством Крещения, при помощи Духа Святого, возродил и просветил нас.

  16. И, после того как Бог Святым Духом при Крещении зажег и осуществил начало истинного познания Божьего и веры, мы должны молится Ему непрестанно, чтобы этим же Духом и по Своей милости, посредством [нашего] ежедневного упражнения в чтении и применении Слова Божьего, Он сохранял бы нас в вере и Своих небесных дарах, укреплял нас изо дня в день и хранил нас до конца. Ибо до тех пор, пока Сам Бог не становится нашим Учителем, мы не можем изучать и постигать ничего, что было бы приемлемо для Него и благотворно для нас и для других.

  17. Во-вторых, Слово Божье свидетельствует, что разум, сердце и воля плотского, невозрожденного человека в божественных аспектах не только полностью отвращены от Бога, но также извращены и повернуты против Бога, ко всякому злу. А также — что он не только слаб, немощен, непригоден и мертв для благого, но также по своим наклонностям и по своей природе настолько извращен и искажен первородным грехом, что он полностью злобно, упорно и враждебно настроен по отношению к Богу, а также исключительно силен и активен во всем, что неугодно Богу и противоречит Его воле. Быт.(8:21): “...Помышление сердца человеческого — зло от юности его”. Иер.(17:9): “Лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено, — то есть извращено и ничтожно, — кто узнает его?” Этот фрагмент объясняет Св. Павел в Рим.(8:7): “...Плотские помышления суть вражда против Бога”. И в Гал.(5:17): “Ибо плоть желает противного духу, а дух — противного плоти”. Рим.(7:14): “Ибо мы знаем, что закон духовен, а я плотян, продан греху”. И далее (в стихах 7:18,22,23): “Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе... Ибо по внутреннему человеку, — который возрожден Святым Духом, — нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих”.

  18. Но если в Св.Павле и в других возрожденных людях природная или плотская воля даже после возрождения борется против Закона Божьего, то насколько же она более враждебна и упорна по отношению к закону Божьему и воле Его до своего возрождения. Следовательно — очевидно (как об этом далее провозглашается в артикуле о первородном грехе, на который мы теперь ссылаемся ради краткости), что, по своим собственным природным силам, свободная воля не только не может производить или содействовать чему-то для своего обращения, праведности и спасения, не только не может следовать [повиноваться], веровать или соглашаться со Святым Духом, Который через Евангелие предлагает Свою милость и спасение, но, по своей врожденной порочной, бунтарской природе, она враждебно противостоит Богу и Его воле до тех пор, пока она не будет просвещена и управляема Духом Божьим.

  19. В этом плане Святые Писания также сравнивают сердце невозрожденного человека с твердым камнем, который не поддается и противостоит тому, кто касается его, с неотесанной глыбой и диким, непокорным зверем — но при этом не утверждают, что человек после грехопадения перестал быть разумным творением, или обращен к Богу без слышания и размышления над Его Словом, или что он во внешних, мирских аспектах не может понять и по своей свободной воле совершать, а также воздерживаться от совершения чего-либо доброго или злого.

  20. Ибо, как доктор Лютер говорит о Псалме 89: “В мирских и внешних делах, имеющих отношение к средствам существования и поддержанию тела, человек способен, умен и весьма активен. Но в духовных и божественных аспектах, имеющих отношение ко спасению души, человек подобен соляному столпу, в который обратилась жена Лота, да, он подобен чурбану и камню, безжизненной статуе, не использующей ни глаза, ни уста, ни чувства, ни сердце.

  21. Ибо человек не видит и не понимает ужасного и неистового гнева Божьего по поводу греха и не осознает смерти [являющейся последствием этого], но продолжает (поступать) как ни в чем ни бывало, не чувствуя ни малейшей опасности, и даже осознанно и преднамеренно — и, таким образом, подвергает себя тысяче опасностей — и, в конце концов, впадает в вечную смерть и проклятие. И никакие мольбы, прошения, увещевания, равно как и никакие угрозы или упреки — не дают никакого результата. Да, учение и проповедь бесполезны по отношению к нему до тех пор, пока он не будет просвещен,

  22. обращен и возрожден Святым Духом, для чего [для возрождения Святым Духом] не камень и не глыба, но один лишь человек был создан. И хотя Бог, согласно Своему справедливому и строгому приговору, навсегда изгнал прочь падших злых духов, все же Он, исключительно по Своему особому милосердию, пожелал, чтобы несчастная падшая человеческая природа снова могла обрести свои способности и стать причастной к обращению, к благодати Божьей и вечной жизни. Не по своим собственным природным, действующим умениям, наклонностям или способностям (ибо природа человека есть упрямая вражда против Бога) — но исключительно по милости, посредством благодатной, действенной работы Святого Духа”.

  23. И это доктор Лютер называет capacitatem (non activam, sed passivam), что он объясняет следующим образом: Quando patres liberum arbitrium defendunt, capacitatem libertatis eius praedicant, quod scilicet verti potest ad bonum pergratiam Dei et fieri reveraliberum, ad quod creatumest. То есть: “Когда Отцы [Церкви] защищают свободную волю, они говорят о ее способности к свободе в том смысле, что, по милости Божьей, она может быть обращена ко благу и стать воистину свободной, для чего она и была создана в начале”. (Том.1, с. 236). О подобном писал также Августин, lib.2, Contra Julianum. А также доктор Лютер в комментариях к Книге Осии 6, в Рождественской Церковной проповеди по Посланию, а также по Евангелию — на третье воскресенье после Богоявления.

  24. Однако, до того как человек не будет просвещен, обращен, возрожден, обновлен и привлечен Святым Духом — он может сам по себе и своими собственными природными силами начать, создать или способствовать созданию чего-то духовного, равно как и своему обращению, настолько же [так же мало], насколько это могут сделать камень, или глыба (скала), или глина. Ибо, хотя он может управлять внешними членами, и слышать Евангелие, и в определенной мере размышлять над ним, а также рассуждать о нем [письменно или устно, обсуждать его в своих трудах и речах], как это бывало с фарисеями и лицемерами, тем не менее, он почитает его безумием и не может в него уверовать. И в этом отношении он поступает даже еще хуже чем камень, поскольку он по-бунтарски и враждебно настроен по отношению к воле Божьей, до тех пор, пока Святой Дух не начнет действовать в нем, и не воспламенит, и не создаст в нем веру, покорность и другие угодные Богу добродетели.

  25. В-третьих, таким же образом Святые Писания описывают обращение, веру во Христа, возрождение, обновление, и все, что относится к их действенному начинанию и завершению, [все это относится] не к человеческим силам естественной свободной воли — ни полностью, ни наполовину, ни в малейшей, даже самой ничтожной степени, но in solidum, то есть полностью и всецело — к Божественному деянию и Святому Духу; чему учит также и Апология.

  26. Разум и свободная воля способны в определенной мере жить внешне приличной [благопристойной] жизнью. Но, для того чтобы возродиться и внутренне обрести другое сердце, другой разум и другие наклонности, необходимо действие только Святого Духа. Он дает понимание и открывает сердце для понимания Писаний и обращает внимание на Слово, как сказано в Лук.(24:45): “Тогда отверз им ум к уразумению Писаний”. А также в Деян.(16:14): “...Лидия, торговавшая багряницею, чтущая Бога, слушала; и Господь отверз сердце ее внимать тому, что говорил Павел”. “Потому что Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению” (Филип.2:13). Он дает “покаяние и прощение грехов” (Деян.5:31;2Тим.2:25). Он дарует веру (Филип.1:29): “Потому что вам дано ради Христа не только веровать в Него...”. (Ефес.2:8): “...И сие не от вас, Божий дар”. (Иоан.6:29): “Вот дело Божие, чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал”. Он дает сердца, чтобы разуметь, очи, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать (Втор.29:4; Мат.13:15). Он является Духом возрождения и обновления (Тит.3:5,6). Он дает сердце единое и вкладывает дух новый, берет из плоти сердце каменное и дает сердце плотяное, чтобы мы ходили по заповедям Его (Иезек.11:19; 36:22; Втор.30:6; Пс.50:12). Он созидает нас во Христе Иисусе на добрые дела (Ефес.2:10) и делает нас новыми тварями [творениями] (2Кор.5:17; Гал.6:15). И, говоря кратко: “Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца...” (Иак.1:17). Никто не может прийти ко Христу, если не привлечет его Отец (Иоан.6:44). “...Никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть” (Мат.11:27). “...Никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым” (1Кор.12:3). “Без Меня, — говорит Христос, — не можете делать ничего” (Иоан.15:5). “Но способность наша от Бога” (2Кор.3:5). “Что ты имеешь, чего бы не получил? А если получил, что хвалишься, как будто не получил?” (1Кор.4:7).

  27. Поэтому Св. Августин особо пишет о данном фрагменте, так как им он был убежден, что он должен отказаться от своего прежнего ошибочного мнения, когда в своем трактате “De Praedestinatione” (в 3-ей главе) он утверждал следующее: Gratiam Dei in eo tantum consistere, quod in praeconio veritatis Dei voluntas nobis revelaretur; ut autem praedicato nobis evangelio consentiremus, nostrum esse proprium et ex nobis esse. Item erravi (inquit), cum dicerem, Nostrum esse credere et velle; Dei autem, dare credentibus et volentibus facultatem operandi. То есть: “Я заблуждался, утверждая, будто милость Божья состоит только в том, что Бог в проповеди истины открывает Свою волю, но наше согласие с проповедуемым Евангелием — это дело, которое мы совершаем сами, и которое нам по силам”. Подобным же образом Св. Августин далее пишет: “Я заблуждался, утверждая, что уверовать в Евангелие и возжелать — в наших силах, но дело Божье — давать тем, кто верует и желает, силы для совершения чего-либо”.

  28. Это учение основывается на Слове Божьем и сообразуется с Аугсбургским Исповеданием и другими вышеупомянутыми писаниями, что подтверждается следующими свидетельствами:

  29. В XX артикуле Исповедания говорится следующее: “Когда верой приобретается Святой Дух, сердце становится пригодно для совершения добрых дел. Ибо до того, поскольку оно не имеет Святого Духа, оно слишком слабо; и, кроме того, оно находится во власти дьявола, который втягивает несчастную природу [бедное естество] человека во многие грехи”. [Без Христа, без веры и без Святого Духа люди пребывают во власти дьявола, который втягивает их в различные (скрытые) и явные преступления. Таким образом, сначала, получив Святого Духа, люди познают веру, и то, что Христос помогает и защищает нас от дьявола, и т.д.] И далее, чуть ниже: “Ибо без веры и без Христа человеческая природа и его способности [разум и добродетель] слишком слабы, чтобы совершать добрые дела [чтобы противостоять дьяволу, втягивающему людей во грехи]”.

  30. Эти фрагменты ясно свидетельствуют, что Аугсбургское Исповедание вовсе не признает [не провозглашает] волю человека в духовных аспектах свободной, но утверждает, что человек является пленником дьявола. Как же он тогда может быть способен своими собственными силами обратить себя к Евангелию Христову?

  31. Апология (артикул XVIII) утверждает о свободной воле следующее: “[Мы не отказываем человеческой воле в свободе]. Мы также утверждаем, что разум, в определенной мере, имеет свободную волю. Ибо в том, что должно быть постигнуто разумом [как таковым], мы имеем свободную волю [свободу выбора деяний и вещей]”. И немного ниже: “Что касается сердец, не имеющих Святого Духа, не имеющих страха Божьего, не имеющих веры, не имеющих упования [на Бога]— они не веруют, что Бог слышит их, что Он прощает их грехи и помогает им в трудностях, а следовательно — они безбожны.

  32. Но не может ‘дерево худое приносить плоды добрыу’, и ‘без веры угодить Богу невозможно’. Таким образом, хотя мы допускаем, что в наших силах совершать такие внешние (добрые) дела [мы не отказываем воле человека в совершении внешних дел Закона], тем не менее, мы утверждаем, что в духовных аспектах [воистину бояться Бога, воистину веровать в Бога] свободная воля и разум неспособны ни к чему”, и т.д. Отсюда мы ясно видим, что Апология не приписывает никаких способностей воле человека — ни в начинании чего-то доброго, ни в содействовании [собственному обращению].

  33. В Шмалькальденских Артикулах (раздел “О грехе”) также отвергаются следующие заблуждения о свободной воле: “Что человек имеет свободную волю совершать добро и не совершать зла”, и т.д. И чуть ниже также отвергается ложное учение: “Будто то, что для совершения добрых дел необходим Святой Дух со Своей благодатью — не основано на Писании”.

  34. Более того, мы читаем в Шмалькальденских Артикулах (раздел “О покаянии”) следующее: “И в христианах это покаяние продолжается до смерти, потому что на протяжении всей жизни оно борется со грехом, остающимся во плоти; Павел (Рим.7:23) свидетельствует, что он борется с Законом в своих членах, и т.д., и что оставление грехов достигается не собственными силами, но обретается как дар Святого Духа. Этот дар день за днем очищает и выметает остающиеся грехи, и изменяет человека, делая его воистину чистым и святым”.

  35. Здесь ни слова не говорится о нашей воле или о том, что даже в возрожденных людях она вырабатывает что-то сама по себе, но все приписывается дару Святого Духа, который очищает человека и делает его с каждым днем все более благочестивым и святым, наши же собственные силы совершенно исключаются из этого процесса.

  36. В Большом Катехизисе доктора Мартина Лютера (третий артикул “О христианской вере”) об этом сказано следующими словами: “И я также являюсь его частью и членом [членом истинного собрания святых], причастником и совладельцем всего благого, чем оно обладает, всего, что привнесено в него и соединено с ним посредством Святого Духа, [и я стал его участником] услышав, и продолжая слушать Слово Божье, которое есть начало вхождения в него [является основным условием вхождения в собрание святых].

  37. Ибо прежде, до того как мы присоединились к нему, мы полностью и всецело принадлежали дьяволу, ничего не зная о Боге и о Христе. Таким образом, до самого последнего дня Святой Дух обитает со святым собранием верующих [со святой общиной] или христианским миром, посредством которого Он приводит нас ко Христу, и который Он использует для того, чтобы научить нас и проповедовать нам Слово, и которым также Он производит и осуществляет освящение, поддерживая [эту общину] в ее повседневном росте и укреплении в вере и плодах Духа, которые Он производит”.

  38. В этих словах Катехизис ни одним словом не упоминает о нашей свободной воле или о нашем содействии [собственному обращению], но приписывает все Святому Духу, а именно — то, что посредством Его служения Он приводит нас в христианскую Церковь, в которой Он освящает нас и осуществляет наш ежедневный рост в вере и добрых делах.

  39. И хотя возрожденные люди даже в этой жизни продвигаются настолько, что желают и любят то, что благочестиво, тем не менее, (как отмечалось выше) это исходит не от нашей воли и способностей, но от Святого Духа, как и Павел сам говорит об этом, называя указанные дела словами “хотение и действие” (Филип.2:13). И в Ефес.(2:10) он также приписывает эту работу одному лишь Богу, говоря: “Ибо мы — Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять”.

  40. В Кратком Катехизисе доктора Лютера об этом сказано так: “Я верую, что не могу по собственному разумению или своими силами уверовать в Иисуса Христа, Моего Господа, или прийти к Нему. Но Святой Дух призвал меня через Евангелие, просветил меня Своими дарами, освятил и сохранил меня в истинной вере; так же, как Он призывает, собирает, просвещает и освящает всю христианскую Церковь на земле и сохраняет ее с Иисусом Христом, в единой истинной вере”, — и т.д.

  41. И, в объяснении второго прошения Молитвы Господней (“Отче наш”), приводятся следующие слова: “Как это совершается? Это происходит, когда наш Отец Небесный дает нам Своего Святого Духа, чтобы мы по благодати Его веровали в Его Святое Слово и жили праведной жизнью” и т.д.

  42. Эти свидетельства утверждают, что нашими собственными силами мы не можем прийти ко Христу, но Бог (обещает дать) дает нам Своего Святого Духа, Которым мы просвещаемся, освящаемся, и, таким образом, приводимся ко Христу верой и пребываем (остаемся) с Ним. При этом ни слова не говорится о нашей воле или содействии [собственному обращению].

  43. К этому мы добавим фрагмент из Большого Вероисповедания, в котором доктор Лютер провозгласил об отношении к Святому Причастию, прибавив к этому заявление о том, что он намерен стойко придерживаться данной доктрины до самого конца: “Тем самым я отвергаю и осуждаю, считая не чем иным, как заблуждениями, все догматы, превозносящие нашу свободную волю, поскольку они вступают в прямое противоречие с... благодатью Спасителя нашего Иисуса Христа. Ибо, поскольку вне Христа — смерть и грех являются нашими господами, а дьявол — нашим богом и князем, не может быть никаких способностей и никаких сил, никакой мудрости или понимания, посредством которых мы могли бы подготовить себя к праведности и (вечной) жизни или стремиться к ним. Но мы можем быть только ослепленными людьми, узниками греха и собственностью дьявола, делая и помышляя о том, что угодно им и противно Богу и Его заповедям”.

  44. Этими словами доктор Лютер, память о котором благословенна и свята, не приписывает нашей свободной воле никаких сил, которыми она могла бы подготовить себя к праведности или устремиться к ней. Но он говорит, что человек ослеплен и содержится в плену, исполняя только волю дьявола и то, что противно и неугодно Господу Богу. Таким образом, при обращении человека нет никакого сотрудничества нашей воли [содействия воли человека его собственному обращению], и человек должен быть привлечен и возрожден Богом. Иначе говоря, в наших сердцах не существует никаких помыслов, которые сами по себе могли бы обратиться к Святому Евангелию с тем, чтобы принять его. Лютер писал об этом также в своей книге De Servo Arbitrio — то есть “О рабстве воли”, — противостоя Эразму и проливая свет на эту позицию и решительно ее поддерживая, а затем он повторил и объяснил это еще раз в своих чудесных комментариях к Книге Бытие — особенно там, где речь идет о главе 26. Там его понимание этих и некоторых других, время от времени поднимаемых Эразмом вопросов, было истолковано наилучшим и самым тщательным образом, исключая всякое недоразумение и извращение. К этой работе мы также обращаемся и отсылаем к ней других.

  45. Следовательно, неверно утверждение о том, что невозрожденный человек все еще имеет так много сил и способностей, что желает принять Евангелие и получить утешение его посредством, и что, таким образом, естественная человеческая воля в некотором роде [как бы] содействует его обращению. Ибо такое ошибочное мнение противоречит Святым Божественным Писаниям, христианскому Аугсбургскому Исповеданию, его Апологии, Шмалькальденским Артикулам, Большому и Краткому Катехизисам Лютера и другим писаниям этого превосходного и в высшей мере [божественно] просвещенного теолога.

  46. Это учение о неспособности и порочности нашей естественной [природной] свободной воли и невозможности нашего самостоятельного обращения и возрождения; а именно — то, что оно (наше обращение и возрождение) является деянием одного только Бога и не осуществляется нашими силами — [совершенно безбожно, постыдно и злобно] искажается как энтузиастами, так и эпикурейцами. И из-за их речей многие люди стали распущенными и безнравственными, праздными и ленивыми в своих христианских молитвах, чтении и молитвенных размышлениях на духовные темы. Ибо они заявляют, что, поскольку они неспособны своими природными силами обратить себя к Богу, то они всегда будут бороться изо всех сил против Бога или ждать, когда Бог обратит их силой, против их воли. Или же, поскольку они не могут ничего сделать в этих духовных аспектах, но все совершает только Бог Святым Духом, они не будут ни читать или слушать Слово, ни участвовать в Таинствах, но станут ждать, когда Бог, безо всяких средств [благодати], вселит в них дары с Небес, так, что они воистину почувствуют в себе [нечто] и поймут, что Бог обратил их.

  47. С другой стороны, упавшие духом [слабые и смущенные] сердца [когда наша праведная доктрина о свободной воле неверно понята] могут впасть в тяжелые размышления и [рискованные] сомнения относительно того, избрал ли их Бог, и станет ли Он проявлять Свои дары посредством Духа Святого также и в них, особенно — когда они не чувствуют сильной и пылкой веры и искренней покорности, но только слабость, страх и ничтожность (униженность).

  48. По этой причине мы должны теперь пойти дальше и, на основании Слова Божьего, установить, каким образом человек обращается к Богу, как и какими средствами (а именно — через устное, переданное устами Слово и Святые Таинства) Дух Святой хочет действовать в нас, созидать и даровать нашим сердцам истинное покаяние, веру, новые духовные силы и способности к добру и благу; а также — как нам следует вести себя по отношению к этим средствам, и [как мы должны] использовать их.

  49. Бог не хочет, чтобы кто-то был проклят [погиб], но желает чтобы все люди были обращены к Нему и обрели вечное спасение. Иезек.(33:11): “...Живу Я, говорит Господь Бог: не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был”. Иоан.(3:16): “Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную”.

  50. Таким образом, Бог, исключительно из-за Своей необъятной благости и огромного милосердия, имеет Свой божественный вечный Закон и Свой замечательный план в отношении нашего искупления, а именно — Святое, единственно спасающее Евангелие [Благовестие] Своего открыто исповедуемого вечного Сына, нашего единственного Спасителя и Искупителя, Иисуса Христа. И посредством этой проповеди Он собирает для Себя вечную Церковь из человеческой расы и созидает в сердцах людей истинное покаяние и осознание грехов и истинную веру в Сына Божьего, Иисуса Христа. И таким образом [этими средствами], и никак иначе, а именно — через Свое Святое Слово, когда люди слышат его проповедь или читают его, и через Святые Таинства, отправляемые согласно Его Слову, Бог желает призвать людей к вечному спасению, привлечь их к Себе и обратить, возродить и освятить их.

  51. 1Кор.(1:21): “Ибо, когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих”. Деян.(10:5,6): Петр “скажет тебе слова, которыми спасешься ты и весь дом твой”. Рим.(10:17): “Итак вера от слышания, а слышание от слова Божия”. Иоан.(17:17,20): “Освяти их истиною Твоею: слово Твое есть истина... Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их”. Таким образом, вечный Отец взывает с Небес ко всем, кто проповедует покаяние и прощение грехов во имя Его драгоценного Сына: “Его слушайте” (Мат.17:5).

  52. Итак, всем, кто желает спастись, следует слушать эту проповедь [Слова Божьего]. Ибо проповедь и слышание Слова Божьего являются орудиями Святого Духа, посредством которых Он желает действовать эффективно и обращать людей к Богу, созидая в них как волю, так и действие.

  53. Это Слово человек может внешне слышать и читать, даже если он еще не обращен к Богу и не возрожден. Ибо в этих внешних аспектах, как отмечалось выше, человек имеет в определенной мере свободную волю даже после грехопадения — так что он может пойти в церковь и слушать, либо не слушать проповедь [по своему усмотрению].

  54. Этими средствами, а именно — через проповедь и слышание Его Слова, — Бог действует, открывает наши сердца и привлекает человека, так что через проповедь Закона тот приходит к осознанию своих грехов и гнева Божьего, испытывает в своем сердце истинный ужас, раскаяние и сожаление, и через проповедь и изучение Святого Евангелия о милостивом прощении грехов во Христе искра веры загорается в нем — веры, которая принимает прощение грехов ради Христа и утешает себя обетованием Евангелия, — и таким образом в сердце посылается Святой Дух (Который и производит все это) (Гал.4:6).

  55. Итак — хотя усилия [насаждение и поливание] проповедника, а также старания и желание слушающего будут напрасными, и за этим не последует никакого обращения, если к этому не будут добавлены сила и действие Святого Духа, Который просвещает и обращает сердца через проповедь и слушание Слова так, что люди начинают веровать в это Слово и соглашаются с ним — все же ни проповедник, ни слушающий не должны сомневаться в этой благодати и действенности Святого Духа, но должны быть уверены в том, что когда Слово Божье проповедуется чисто и истинно, согласно заповеди и воле Божьей, а люди слушают внимательно, со всей серьезностью и размышляя о нем, Бог, несомненно, присутствует со Своей благодатью и дарует, как уже было сказано, то, чего другие люди не могут ни принять, ни дать своими собственными силами.

  56. Ибо, относительно присутствия, действия и даров Святого Духа, мы не должны и не можем всегда судить ex sensu [чувственно] — как и когда они испытываются сердцем. Но, так как они часто скрываются за огромными слабостями, мы, на основании обетования, должны быть уверены, что Слово Божье проповедуется и слышится [воистину] в служении и действии Святого Духа, и посредством этого Слова Он, несомненно, действует в наших сердцах (2Кор.2:14; 3:5).

  57. Но если человек не желает слушать проповедь Слова Божьего и не хочет читать его, но относится к Слову и к общине Божьей с презрением, таким образом умирая и погибая в своих грехах, он не может ни утешить самого себя вечным избранием Божьим, ни обрести Его благодати, ибо Христос, в Котором мы избраны, предлагает всем людям Свою благодать в Слове и Святых Таинствах и искренне желает, чтобы оно [Слово] было услышано, и Он дал нам обетование о том, что где двое или трое собраны во имя Его и пребывают в Слове Его, там и Он будет среди них.

  58. Но когда такой человек пренебрегает орудием Святого Духа и не желает слушать, то никакой несправедливости не совершается по отношению к нему, если Святой Дух не просвещает его, позволяя ему оставаться во тьме собственного неверия и погибать. Ибо об этом сказано: “Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели!” (Мат.23:37).

  59. И в этом отношении можно сказать, что человек — не камень и не бревно [глыба]. Ибо камень или бревно не противостоят передвигающему их, также как они не понимают и не чувствуют совершаемого с ними, в то время как человек, имея свою волю, противостоит Господу Богу до тех пор, пока он [не бывает] обращен. И, тем не менее, истинно, что человек до своего обращения — все же [по-прежнему] является разумным творением, имеющим понимание [разум] и волю, но не имеющим, однако, понимания божественных вещей и (лишенным) воли к совершению чего-то хорошего и благотворного. И, тем не менее, он не может совершить абсолютно ничего для своего обращения, о чем также [часто] говорилось выше — и в этом отношении он гораздо хуже камня и бревна, ибо он сопротивляется Слову и воле Божьей до тех пор, покуда Бог ни пробудит его от греховной смерти, не просветит и не обновит его.

  60. И, хотя Бог не принуждает человека становиться благочестивым (ибо не обращаются постоянно сопротивляющиеся Святому Духу и упорно противостоящие познанию истины [отказывающиеся от познания истины] — как Стефан говорит о жестоковыйных иудеях в Деян.7:51), тем не менее, Господь Бог привлекает человека, которого Он желает обратить — и Он привлекает его таким образом, что его темное и дремучее понимание обращается в просвещенное, и его противящаяся воля становится покорной. И это [и только это] является тем, что Писания называют “сотворением чистого [нового] сердца” (Пс.50:12).

  61. И по этой причине нельзя утверждать, что человек до своего обращения имеет modus agendi или путь, а именно — путь [возможность] создания чего-либо хорошего и благотворного в духовных аспектах. Ибо поскольку человек — до своего обращения — мертв по преступлениям своим (Ефес.2:5), в нем не может быть никаких сил и способностей для созидания чего-либо хорошего в духовном отношении, а следовательно, у него нет modus agendi — то есть возможности действия в духовных сферах.

  62. Но, когда мы разбираем вопрос о том, как Бог действует в человеке, Бог, все же, имеет [воистину имеет] один modus agendi или путь созидания — в человеке, как в разумном творении, и другой путь созидания — в каком-то другом, неразумном творении, или же в камне и бревне. Тем не менее, никакого modus agendi — или же никакого пути создания чего-либо хорошего в духовных аспектах— не может быть приписано человеку до того, как он обращен.

  63. Но, после того как человек был обращен, и, таким образом, просвещен, и его воля обновлена — только после этого — человек желает того, что благопристойно (поскольку он возрожденный или новый человек), и по внутреннему человеку находит удовольствие в законе Божьем (Рим.7:22), и впредь делает добро в той мере и постольку, поскольку он движим Духом Божьим, как говорит Павел в Рим.8:14): “Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии”.

  64. И это побуждение Святого Духа — не coactio, то есть — не “содействие”, потому что обращенный человек совершает благое самопроизвольно, как Давид говорит в Псалме (109:3): “В день силы Твоей народ Твой готов во благолепии святыни”. И, тем не менее, что также [борьба плоти и духа] остается в возрожденном человеке, о котором (о возрожденном человеке) Св.Павел писал в Рим.(7:22): “Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божьем; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих”. А также в стихе 25: “Итак тот же самый я умом (моим) служу закону Божию, а плотию закону греха”. А также в Гал.(5:17): “Ибо плоть желает противного духу, а дух — противного плоти: они друг другу противятся, так что вы не то делаете, что хотели бы”.

  65. Отсюда следует, что, поскольку Святой Дух, как уже говорилось, через Слово и Святые Таинства начал в нас эту Свою работу возрождения и обновления, несомненно то, что силой Духа Святого мы можем и должны, хотя по-прежнему очень слабо и немощно, содействовать [своему возрождению и обновлению]. Но это [наше содействие] происходит не от наших плотских, естественных сил и способностей, но от новых сил и даров, которые Святой Дух зачал в нас при обращении,

  66. поэтому Св.Павел определенно и убедительно увещевает о том, чтобы “благодать Божия не тщетно была принята [нами]” (2Кор.6:1). Но это следует понимать только так и никак иначе — что обращенный человек совершает благие дела постольку, поскольку Бог Своим Святым Духом управляет им, направляет и ведет его, и если бы Бог вдруг лишил его Своей милосердной поддержки, то человек не смог бы и на мгновение сохранить свою покорность Богу. Однако если это понимать так [если бы кто-то воспринял выражение Св.Павла в таком смысле], будто обращенный человек взаимодействует со Святым Духом таким же образом, как две лошади тащат тележку, то с этим никак нельзя было бы согласиться, не причинив ущерба божественной истине. [2Кор.(6:1): ---------------------------: “Ибо мы соработники у Бога, а вы Божия нива, Божие строение”, (1Кор.3:9) для подражания нашему примеру, чтобы благодать Божья не была среди вас тщетной, (1Кор.15:10), чтобы вы могли быть храмом Бога, живущего и обитающего в вас (см.2Кор.6:16)].

  67. Таким образом, существует огромное различие между крещеным и некрещеным человеком. Ибо, согласно учению Св.Павла (Гал.3:27): “Все... во Христа крестившиеся, во Христа облеклись”, — и потому являются воистину возрожденными. Они имеют теперь arbitrium liberatum (освобожденную волю), то есть, как говорит Христос: “истинно свободны” (Иоан.8:36), — в результате чего они способны не только слышать Слово, но также соглашаться с ним и принимать его, хотя это и проявляется очень слабо.

  68. Ибо, поскольку мы принимаем в этой жизни только первые плоды Духа, и новое рождение не завершено, а лишь только начинается в нас, противостояние и борьба плоти против духа остается даже в избранных и воистину возрожденных людях. Ведь существуют огромные различия между христианами, заключающиеся не только в том, что один из них немощен, а другой — силен в духе, но, более того, каждый христианин чувствует в себе, что временами он радуется в духе, а порой — пребывает в страхе и встревожен; иногда он пылает любовью, полон веры и надежды, но бывают времена, когда он безразличен [холоден] и слаб.

  69. Но когда крещеные люди совершают что-то против своей совести, позволяя греху править ими, и, таким образом, огорчают и теряют Святого Духа в себе — им не нужно креститься снова, но они должны быть заново обращены, о чем уже достаточно говорилось выше.

  70. Ибо несомненно, что во время истинного обращения должно произойти изменение, пробуждение [обновление] и оживление разума, воли и сердца, а именно — то, что сердце постигает грех, приходит в ужас от гнева Божьего, отвращается от греха, постигает и принимает обетование милости во Христе, обретает благие духовные помыслы, христианские намерения и усердие, начинает бороться против плоти. Где ничего этого не происходит, там нет также и истинного обращения.

  71. Но, поскольку мы рассматриваем здесь вопрос о движущей силе (de causa efficiente) — то есть о том, кто созидает это в нас, и откуда и как человек получает это — данное учение указывает нам на то, что, так как естественные силы человека не могут совершить ничего в этой сфере и не могут даже ничем способствовать этому (1Кор.2:14; 2Кор.3:5), то Бог, по Своей бесконечной благости и милосердию, первым приходит к нам [предвосхищает нас] и дает возможность Своему Святому Евангелию быть проповедуемым, посредством чего Святой Дух желает действовать и совершать в нас это обращение и обновление — и, через проповедь Его Слова и размышления о нем, Он [Святой Дух] воспламеняет в нас веру и другие добродетели, так что они являются дарами и результатами действия одного лишь Святого Духа.

  72. Данное учение, таким образом, направляет нас к средствам, которыми Святой Дух желает начать и созидать это [то, что мы упоминали], и которыми также Он наставляет нас в том, как сохранить, укрепить и преумножить Его дары, и увещевает нас о том, чтобы мы не позволяли благодати Божьей нисходить на нас [пребывать в нас] тщетно, но усердно проявляли это [эти дары] и размышляли о том, насколько прискорбен грех противостояния и препятствования таким проявлениям Святого Духа.

  73. На основании столь подробного объяснения всей доктрины о свободной воле, мы можем теперь, наконец, перейти к рассмотрению вопроса, по поводу которого на протяжении вот уже многих лет имеются противоречия в церквях Аугсбургского Исповедания (An homo ante, in, post conversionem Spiritui Sancto repugnet, vel pure passive se habeat; an homo convertatur ut truncus; an Spiritus Sanctus detur repugnantibus, et an conversio hominis fiat per modum coactionis; то есть: Противостоит ли человек Святому Духу до, в процессе или после своего обращения, и действительно ли он не делает совершенно ничего, но лишь [пассивно] переносит то, что Бог совершает в нем; или, другими словами: Действительно ли в процессе обращения человек бездействует и напоминает собой “камень”; дается ли Святой Дух тем, кто противится Ему; производится ли обращение посредством принуждения — так, что Бог принуждает людей к обращению силой, против их воли), и можем постичь, объяснить, осудить и отвергнуть противоположные догматы и заблуждения, а именно:

  74. 1. Во-первых — безрассудство философов стоицизма и манихейцев [которые утверждают], что все должно происходить именно так, как происходит, et hominem coactum omnia facere — то есть что человек все совершает по принуждению, и что даже во внешних и видимых поступках воля человека не имеет свободы или способности к проявлению хоть какой-то внешней праведности и приличия, не может избежать внешних грехов и пороков, или же — что воля человека принуждается к внешним порочным делам, к невоздержанности, грабежам, убийствам и т.п.

  75. 2. Во-вторых — заблуждение пелагиан, что свободная воля человека своими естественными силами, без Духа Святого, может обратиться к Богу, уверовать в Евангелие, быть от всего сердца покорной Закону Божьему и этим своим добровольным повиновением может заслужить прощение грехов и жизнь вечную.

  76. 3. В-третьих — заблуждение папистов и схоластов, которые, в несколько более тонкой манере, учат, что человек своими собственными природными силами может положить начало совершению добра и своему обращению, что затем Святой Дух — так как человек слишком слаб для того, чтобы завершить начатое — приходит на помощь этому доброму начинанию, произведенному собственными силами человека.

  77. 4. В-четвертых — [мы отвергаем] учение синергистов, утверждающих, что человек не является абсолютно мертвым в духовных аспектах, но что он серьезно изранен и полумертв. И что поэтому, хотя свободная воля [человека] слишком слаба для того, чтобы человек мог положить начало, обратить себя к Богу собственными силами и быть покорным Закону Божьему от всего сердца, тем не менее, когда Святой Дух совершает начинание, призывает нас посредством Евангелия и предлагает Свою благодать, прощение грехов и вечное спасение, тогда, мол, свободная воля своими собственными естественными силами может найти Бога и, в определенной, хотя и очень слабой степени, совершить что-то в этом направлении [для своего обращения], помочь и содействовать этому; что тогда она может подготовить себя для благодати и обратиться к ней, постичь и принять ее, уверовать в Евангелие и (будто бы) может также содействовать, своими собственными силами, Духу Святому [взаимодействовать с Духом Святым] в продолжении и поддержании этой работы.

  78. Вопреки этому, однако, выше было подробно показано, что такая сила, а именно facultas applicandi se ad gratiam — то есть сила для подготовки себя к благодати — исходит не от нашего естества, но только от действия Духа Святого.

  79. 5. Подобным же образом — (мы опровергаем) учение пап и монахов о том, что после возрождения человек может полностью исполнить Закон Божий в этой жизни — и что посредством этого исполнения Закона он становится праведным пред Богом и заслуживает вечной жизни.

  80. 6. С другой стороны — со всей серьезностью и усердием следует осудить энтузиастов, с которыми ни в коем случае нельзя мириться в Церкви Божьей, поскольку они воображают себе, что Бог без всяких средств — без слышания Божественного Слова и без отправления Святых Таинств — привлекает к Себе людей, просвещает, оправдывает и спасает их.

  81. 7. А также — тех, кто считает, будто при обращении и возрождении Бог создает новое сердце и нового человека таким образом, что суть ветхого Адама — и особенно суть разумной души — полностью уничтожается и новая суть души созидается из ничего. Это заблуждение особенно порицает Св.Августин в своем истолковании Псалма 24, где он цитирует фрагмент из Послания Павла к Ефесянам (4:22): “Отложить прежний образ жизни ветхого человека...”, — и т.д., объясняя его следующими словами: “Ne aliquis arbitretur deponendam esse aliquam substantiam, exposuit, quid esset: ‘Deponite veterem hominem et induite novum’, cum dicit in consequentibus: ‘Quapropter deponentes mendacium, loquimini veritatem’. Ecce, hoc est deponere veterem hominem et induere novum...” — и т.д. То есть: “Чтобы никто не подумал, что суть человека должна быть отложена, он сам объяснил — что следует отложить ветхого человека, и облечься в нового, когда он говорит последующие слова: ‘...отвергнувши ложь, говорите истину’. Вот что значит отложить прежний образ жизни ветхого человека... и облечься в нового”.

  82. 8. А также — если нижеследующие выражения используются без объяснений, а именно: что воля человека до, в процессе и после обращения противится Святому Духу; и что Святой Дух дается тем, кто противостоит Ему.

  83. Ибо из предшествующего объяснения очевидно, что там, где в разуме, воле и сердце не имеют места никакие изменения посредством Духа Святого ко благу, и человек совершенно не верует в обетование и не подготавливается Богом к благодати, но всецело противится Слову, там нет и быть не может никакого обращения. Ибо обращение — это такое изменение посредством действия Святого Духа в разуме, воле и сердце человека, что через это действие Святого Духа человек может принять предлагаемую благодать. И действительно, все, кто упрямо и настойчиво противостоят действиям и побуждениям Святого Духа, происходящим через Слово — не принимают, но огорчают Святого Духа и теряют Его.

  84. Итак — все же остается, причем и в возрожденном человеке тоже, упрямство [определенное непослушание], о котором Святые Писания говорят, что “плоть желает противного духу” (Гал.5:17), а также — что “плотские похоти восстают на душу” (1Пет.2:11), и что “закон в членах противоборствует закону ума” (Рим.7:23).

  85. Соответственно, невозрожденный человек всецело противостоит Богу и полностью является рабом греха (Иоан.8:34; Рим.6:16). Возрожденный же человек — находит удовольствие в Законе Божьем по внутреннему своему человеку, но, тем не менее, видит в своих членах греховный закон, который борется с законом ума. Поэтому он служит Закону Божьему своим умом, но плотью — закону греха (Рим.7:25). Таким образом — основательно, ясно и отчетливо должна объясняться и преподаваться верная точка зрения.

  86. Что касается высказываний Златоуста и Василия: Trahit Deus, sed volentem trahit; tantum velis, et Deus praeoccurrit, — а также изречений схоластов [и папистов]: Hominisvoluntasin conversione non estotiosa, sed agit aliquid, — то есть: “Бог призывает, но Он призывает желающего”, — а также: “Только пожелай, и Бог приблизит тебя”, — а также: “При обращении воля человека не праздна, но производит что-то”, — (выражения, которые были представлены для подтверждения [действенности] естественной свободной воли при обращении человека — против доктрины о милости Божьей), то из представленных выше объяснений очевидно, что они не сообразуются со здравой доктриной, но противоречат ей, и, таким образом, их следует избегать, когда речь идет об обращении к Богу.

  87. Ибо обращение нашей развращенной воли, представляющее собой не что иное, как воскрешение ее от духовной смерти, как было полностью раскрыто выше и подтверждено очевидными свидетельствами Святого Писания, всецело является только лишь работой Божьей (точно так же, как оживление при воскрешении тела должно приписываться одному лишь Богу).

  88. Что касается того, как Бог при обращении изменяет упрямых и нежелающих людей, посредством привлечения Святого Духа превращая их в желающих, и что после такого обращения, в ежедневном проявлении [упражнении] покаяния, возрожденная воля человека не является тщетной, но также содействует всем деяниям Святого Духа, которые Он производит через нас — это уже было в достаточной мере объяснено выше.

  89. Кроме того — когда Лютер говорит, что в отношении своего обращения человек исключительно пассивен, то есть совершенно ничего не совершает для этого, но лишь только переносит то, что Бог созидает в нем, он не имеет в виду, что обращение происходит без проповеди и слышания Слова Божьего; точно так же, как он не имеет в виду, что при обращении Святым Духом в нас не пробуждается никаких новых чувств и не начинается никакого духовного действия. Но он подразумевает, что человек, сам по себе, своими естественными силами, не может делать ничего для своего обращения и не может способствовать ему, а также — что обращение — причем не частично, но целиком и полностью — является действием, даром и работой одного лишь Святого Духа, Который производит и завершает это Своей силой и могуществом посредством Слова в разуме, воле и сердце человека, tamquam in subiecto patiente, то есть — в то время как человек не делает и не создает ничего, но лишь переносит [“пассивно терпит”], [хотя и] не как статуя, вырезаемая из камня, или клеймо, запечатляемое на воске, которое ничего не знает об этом, не понимает и не желает этого, но таким образом, как это было упомянуто и объяснено чуть выше.

  90. Поскольку также и молодые люди в школах были в высшей степени запутаны и озадачены de tribuscausis efficientibus, concurrentibus in conversione hominis non renati, то есть — учением о трех действенных мотивах [причинах] обращения невозрожденного человека к Богу, то, что касается формы, в которой они, а именно — проповедуемое и слышимое Слово Божье, Святой Дух и воля человека, взаимодействуют, опять же очевидно из ранее представленного объяснения, что обращение к Богу является деянием одного лишь Бога Святого Духа, Который является истинным Учителем [Господином], производящим это в нас, для чего Он использует проповедь и слышание Своего Святого Слова, как Свои обычные [и законные] средства и орудия. Но разум и воля невозрожденного человека является не чем иным, как subiectum convertendum, то есть тем, что подлежит обращению [субъектом обращения], будучи разумом и волей духовно мертвого человека, в котором Святой Дух производит обращение и обновление, для которого подвергаемая обращению человеческая воля не совершает ничего, но лишь переносит то, что один только Бог совершает в человеке, до тех пор, пока тот не обратится. И затем он также содействует [начинает взаимодействовать] Духу Святому, угождая Богу в других добрых делах, которые следуют далее — таким образом и в такой мере, как это было подробно изложено выше.

III. О ПРАВЕДНОСТИ ВЕРОЙ ПРЕД БОГОМ

  1. Третье противоречие, возникшее среди некоторых теологов Аугсбургского Исповедания, касается праведности [обретаемой] через Христа или праведности через веру, которую Бог вменяет по благодати верой бедным грешникам.

  2. Ибо одна сторона заявляет, что праведность верой, которую Апостол называет праведностью Божьей, является неотъемлемой праведностью Бога, которая есть Сам Христос, как истинный, настоящий и сущий Сын Божий, обитающий верой в избранных и побуждающий их поступать праведно, и, таким образом, являющийся их праведностью, рядом с которой праведность грехов всех людей — как капля воды по сравнению с огромным океаном.

  3. Другие, напротив, утверждают и учат, что Христос — наша праведность только благодаря Своей человеческой природе.

  4. В противовес обеим этим сторонам, прочие учителя Аугсбургского Исповедания единодушно учат, что Христос является нашей праведностью не только согласно Своей Божественной сути, равно как и не только по Своей человеческой природе, но согласно обеим Своим сущностям. Ибо Он искупил, оправдал и спас нас от наших грехов Своей полной покорностью как Бог и как человек. И что, таким образом, праведность веры — есть прощение грехов, примирение с Богом и признание нас в качестве чад Божьих только за счет покорности Христа, которая только через веру, исключительно по милости, вменяется в праведность всем истинным верующим, и за счет которой им отпускается вся их неправедность.

  5. Помимо этого [противоречия] были и другие разногласия по поводу Перемирия [того, как оно было сформулировано], а также другие противоречия, касающиеся артикула об оправдании, которые будут разрешены далее in antithesi, то есть при перечислении заблуждений, противоречащих (противостоящих) чистой доктрине в рамках данного артикула.

  6. Этот артикул, касающийся оправдания верой (как говорится в Апологии), является главным артикулом всего христианского учения, без которого ни одна раскаявшаяся душа не может иметь твердого утешения и воистину познать богатства благодати Христовой — как писал доктор Лютер: “Если один лишь этот артикул остается чистым на поле брани, то и христианская Церковь также остается чистой, пребывает в благочестивой гармонии и свободна от всяких сект. Но если он не остается чистым, то невозможно противостоять никакому заблуждению или духу фанатизма” (Tom.5, Jena, p.159).

  7. И Св.Павел особо говорит об этом артикуле, что “малая закваска квасит все тесто”. Таким образом, в этом артикуле он настоятельно и с усердием повторяет particulas exclusivas, то есть слова, которыми дела людей исключаются (а именно: без Закона, независимо от дел, по милости [даром], Рим.3:28; 4:5; Ефес.2:8,9), для того чтобы показать, насколько важно и необходимо в этом артикуле, отдельно от [представления] чистой доктрины, изложение и отвержение этими средствами антитезы.

  8. Таким образом, для того чтобы объяснить это противоречие по-христиански, средствами Слова Божьего, и, по Его милости, уладить его, мы заявляем, что наши учение, вера и исповедание заключаются в следующем:

  9. В отношении праведности пред Богом верой, мы, в соответствии с кратким изложением нашей веры и исповеданием, представленным выше, веруем, учим и единодушно исповедуем, что бедный грешный человек оправдан пред Богом — то есть прощен и провозглашен свободным и освобожден от всех своих грехов и от вполне заслуженного осуждающего приговора — и что он стал чадом Божьим и сонаследником вечной жизни безо всякой добродетели или достоинства с его стороны, а также безо всяких предшествующих, настоящих или последующих дел, исключительно по милости, только и всецело из-за добродетели, полной покорности, горьких страданий, смерти и воскресения нашего Господа Христа, чья покорность вменилась нам в праведность.

  10. Эти сокровища предлагаются нам Духом Святым в обетовании Святого Евангелия, и лишь только вера — это единственное средство, посредством которого мы ухватываемся (получаем), принимаем, применяем и присваиваем их себе.

  11. Эта вера — есть дар Божий, посредством которого мы воистину учимся познавать Христа, нашего Искупителя в Слове Евангелия, и уповать на Него, и только ради Его покорности мы имеем прощение грехов по благодати, признаемся благочестивыми и праведными Богом Отцом, и навеки спасены.

  12. Таким образом, когда Павел говорит, что: “человек оправдывается верою” (Рим.3:28); или что “вера вменяется [нам] в праведность” (Рим.4:5); и когда он говорит, что “послушанием одного сделаются праведными многие” (Рим.5:19); или что “правдою одного всем человекам оправдание к жизни” (Рим.5:18) — все это рассматривается и понимается как одно и то же.

  13. Ибо вера оправдывает не потому, что она является добрым делом или значительной добродетелью, но по той причине, что она ухватывается за заслугу Христову в обетовании Святого Евангелия и принимает [присваивает] ее. Ибо, для того чтобы нам обрести оправдание таким образом, оно должно быть приложено и применено к нам [присвоено нам] верой.

  14. Таким образом, праведность, вменяемая вере или верующему исключительно по милости — это послушание, страдание и воскресение Христа, поскольку Он удовлетворил вместо нас требования Закона [исполнил за нас Закон] и заплатил за наши грехи [искупил наши грехи].

  15. Ибо, поскольку Христос — не только Человек, но Бог и Человек в одной неразделенной Личности, Он не был подчинен Закону, потому что Он — Господь Закона, точно так же как Он не должен был страдать и умирать из-за чего-то такого, что Сам совершил бы. По этой причине — Его покорность, проявившаяся не только в страдании и смерти, но также и в том, что Он на нашем месте был добровольно подчинен Закону и исполнил его этой покорностью, вменяется нам в праведность так, что за счет этой полной покорности, которую Он оказал Своему Отцу за нас совершением и страданием, в жизни и смерти, Бог прощает наши грехи, считает нас добродетельными и праведными и навеки спасает нас.

  16. Эта праведность предлагается нам Святым Духом, через Евангелие и в Таинствах — и применяется, присваивается и обретается верой, посредством чего верующие имеют примирение с Богом, прощение грехов, благодать Божью, сыновство и наследство вечной жизни.

  17. Соответственно, слово “оправдывать” здесь означает: “провозглашать праведным и свободным от грехов” и “освобождать от вечного наказания ради праведности Христа” — которую Бог приписывает вере [которая вменяется Богом по вере] (Фил.3:9). Ибо такое использование и понимание данного слова является общим в Святых Писаниях Ветхого и Нового Заветов. Прит.(17:15): “Оправдывающий нечестивого и обвиняющий праведного — оба мерзость пред Господом”. Ис.(5:23): “Горе тем... которые за подарки оправдывают виновного и правых лишают законного!” Рим. (8:33): “Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдывает их” (то есть отпускает им их грехи и освобождает их).

  18. Однако, поскольку слово regeneratio — “возрождение” — иногда применяется для обозначения слова iustificatio — “оправдание”, — необходимо надлежащим образом объяснить это слово, для того чтобы обновление, следующее за оправданием по вере, не могло быть смешано [спутано] c оправданием по вере, но чтобы они надлежащим образом различались.

  19. Ибо слово regeneratio, то есть “возрождение”, прежде всего используется в таком смысле, что включает в себя одновременно прощение грехов только ради Христа и последующее обновление, производимое Святым Духом в тех, кто оправдан верой. Кроме того, оно [иногда] используется pro remissione peccatorum et adoptione in filios Dei, то есть — в смысле только отпущения грехов и принятия нас чадами Божьими. И в этом последнем смысле данное слово часто используется в Апологии, где написано: Iustificatio est regeneratio, то есть: “Оправдание пред Богом есть возрождение”. Св.Павел также различал эти слова, используя их [в своих писаниях]. Тит.(3:5): “Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом”.

  20. Также и слово vivificatio, то есть — “оживотворение” — иногда использовалось в подобном смысле. Ибо, когда человек оправдан верой (что производит один только Святой Дух), это воистину является возрождением, потому что из чада гнева он превращается в чадо Божье и, таким образом, переходит от смерти в жизнь, как сказано: “И нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом” (Ефес.2:5). Подобным же образом: “Праведный верою жив будет” (Рим.1:17; Авв.2:4). В этом смысле данное слово часто используется в Апологии.

  21. Но опять же, оно часто применяется также для обозначения освящения и обновления, которое следует за праведностью по вере — подобным образом доктор Лютер использовал его в своей книге о Церкви и Соборах, а также повсюду [в других местах].

  22. Но когда мы учим, что посредством действия Духа Святого мы рождены заново [рождены свыше] и оправданы, смысл этого заключается не в том, что после возрождения никакой неправедности не остается более в оправданных и возрожденных, в их существе и жизни — но в том, что Христос Своей полной покорностью покрывает все их грехи, которые, тем не менее, в этой жизни по-прежнему остаются неотъемлемым свойством естества человека. Но, невзирая на это, они провозглашаются и считаются благочестивыми и праведными по вере и ради покорности Христовой (которую Христос воздавал Отцу за нас — от момента Своего рождения, вплоть до самой Своей уничиженной [полной незаслуженного унижения и горечи] смерти на кресте), хотя — по своей развращенной природе — они все же являются и остаются грешниками до самой могилы [покуда они обладают этим смертным телом]. И, с другой стороны, это не значит, что мы могли бы [или что нам следовало бы], игнорируя покаяние, обращение и обновление, уступать грехам и оставаться в них.

  23. Ибо этому должно предшествовать истинное [и нелицемерное] сокрушение, и тем, кто, вышеуказанным способом, только по милости, ради единственного Посредника, Христа, безо всяких дел и добродетелей, праведны (обрели праведность) перед Богом, то есть приняты в благодать — также дается Святой Дух, Который обновляет и освящает их, производит в них любовь к Богу и к ближнему своему. Но, поскольку зарождающееся обновление в этой жизни несовершенно, и грех по-прежнему обитает во плоти даже в возрожденных, праведность по вере пред Богом состоит в том, что праведность Христова милостиво вменяется нам, безо всяких прибавлений к этому каких-либо наших добрых дел, так, что наши грехи прощаются нам и покрываются и не вменяются более (Рим.4:6).

  24. Но здесь особое внимание должно быть уделено тому, остается ли чистым артикул об оправдании, чтобы то, что предшествует вере, и то, что следует за ней, не смешивалось между собой и не включалось в артикул об оправдании как необходимая и принадлежащая ему часть, потому что говорить об обращении и об оправдании — это не одно и то же.

  25. Ибо не все, что относится к обращению, относится также и к артикулу об оправдании, к которому принадлежит и для которого необходимы только благодать Божья, добродетель [заслуга] Христова и вера, принимающая это по обетованию Евангелия, посредством чего праведность Христова вменяется нам, каким образом мы обретаем и имеем прощение грехов, примирение с Богом, сыновство и наследство вечной жизни.

  26. Таким образом, истинная спасающая вера не в тех, в ком нет сокрушения и сожаления и кто имеет порочное намерение оставаться во грехах, не оставляя их— но вере предшествует искреннее сокрушение, и подлинная вера заключается в истинном раскаянии или сопровождает его [оправдывающая вера в тех, кто раскаивается воистину, а не притворно].

  27. Любовь также является плодом, наверняка и обязательно следующим за истинной верой. Ибо тот факт, что кто-то не имеет любви — наверняка показывает, что он не оправдан, но по-прежнему мертв или снова утратил праведность по вере, как Иоанн говорит в 1Иоан.(3:14). Но, когда Павел говорит (Рим.3:28): “...Человек оправдывается верою, независимо от дел закона”, — он показывает тем самым, что ни предшествующее сокрушение, ни последующие дела не принадлежат к артикулу об оправдании верой [или самому оправданию]. Ибо добрые дела не предшествуют оправданию, но следуют за ним, и человек сначала должен быть оправдан, прежде чем он может совершать добрые дела.

  28. Подобным же образом — обновление и освящение, хотя оно также является заслугой Посредника Христа и деянием Святого Духа, не принадлежит к артикулу или делу оправдания пред Богом, но следует за ним, поскольку, из-за развращенности нашей плоти, оно не является абсолютно полным [совершенным] и завершенным в этой жизни, о чем хорошо пишет доктор Лютер в своих замечательных и обширных комментариях к Посланию к Галатам:

  29. “Мы действительно допускаем, что наставления также должны даваться относительно любви и добрых дел, но, все же, таким образом, что это должно иметь место тогда и там, когда и где это необходимо, а именно — когда помимо и независимо от вопроса об оправдании мы вынуждены рассматривать вопрос о добрых делах. Однако здесь основной вопрос состоит не в том, должны ли мы также совершать добрые дела и проявлять любовь, но в том, какими средствами мы можем быть оправданы перед Богом и спасены. И здесь мы отвечаем вместе со Св.Павлом, что мы оправданы одной лишь верой во Христа, а не делами Закона и не любовью. Не то чтобы этим самым мы полностью отвергаем дела и любовь, за что противники безосновательно злословят и обвиняют нас, но мы не позволяем увести нас в сторону — чего хочет сатана — от главного вопроса, с которым мы должны иметь здесь дело — к другим, посторонним вопросам, не имеющим никакого отношения к этому делу. Таким образом (следовательно), поскольку и покуда мы заняты этим артикулом об оправдании, мы отвергаем и осуждаем дела, поскольку этот артикул учрежден таким образом, что он не может допустить никаких рассуждений о добрых делах и не имеет совершенно никакого отношения к ним. Поэтому в данном вопросе мы категорически отвергаем [отсекаем] весь Закон и все дела Закона”. Таковы слова Лютера.

  30. Таким образом, для того чтобы встревоженные [своими грехами] сердца могли иметь твердое утешение, а также для того чтобы должным образом почитались добродетель Христова и благодать Божья, Писания учат, что праведность перед Богом по вере заключается только лишь в милостивом [безвозмездном] примирении или прощении грехов, которое предоставляется нам исключительно по благодати, только лишь ради добродетели Посредника Христа, и обретается только верой в обетование Евангелия. Подобным образом, при оправдании перед Богом, вера не полагается ни на сокрушение, ни на любовь или другие добродетели, но на одного лишь Христа, и в Нем — на Его полную покорность, которой Он исполнил Закон за нас, и которая [покорность] вменяется верующим в праведность.

  31. Более того — ни сокрушение, ни любовь или какая-нибудь другая добродетель, но одна лишь вера является единственным средством и орудием, которым и через которое мы можем обрести и присвоить себе благодать Божью, добродетель Христову и прощение грехов, предлагаемые нам в обетовании Евангелия.

  32. Верно также и то, что верующие, пребывающие во Христе, верой были оправданы и имеют в этой жизни во-первых вмененную [приписанную им] праведность по вере и затем — также зарождающуюся праведность новой покорности или добрых дел. Но две эти праведности не должны смешиваться друг с другом и не должны обе одновременно включаться в артикул об оправдании верой перед Богом. Ибо, поскольку, из-за плоти, эта зарождающаяся праведность или обновление в нас является незавершенным и не чистым [не беспримесным] в этой жизни, человек не может устоять, опираясь на нее [на основании этой праведности], перед судом Божьим, но перед судом Божьим может устоять только праведность покорности, страданий и смерти Христа, которая вменяется по вере — так, что, только ради этой покорности, человек (даже после своего обновления, когда он уже совершил много добрых дел и живет наилучшей [праведной и непорочной] жизнью) угоден и приемлем для Бога, и становится чадом Божьим, обретая наследство и жизнь вечную.

  33. К этому относится также и то, что Св.Павел пишет в Рим.(4:3), а именно — что Авраам был оправдан пред Богом одной лишь верой, ради Посредника, безо всякого учета его добрых дел — не только когда он был впервые обращен от идолопоклонничества и не имел никаких добрых дел, но также и после, когда он был обновлен Святым Духом и украшен многими превосходными добрыми делами (Быт.15:6; Евр.11:8). И Павел в Рим.(4:1 и далее) задает следующий вопрос: На каком деянии Авраама основывалась в те времена его праведность пред Богом — такая праведность, которой он имел милость Божью и был угоден и приемлем для Него?

  34. И вот что он отвечает: “А не делающему, но верующему в Того, Кто оправдывает нечестивого, вера его вменяется в праведность. Так и Давид (в Псалме 31:1-2) называет блаженным человека, которому Бог вменяет праведность независимо от дел”.

  35. Следовательно, даже при том, что обращенные и верующие [во Христа] имеют зарождающиеся обновление, освящение, любовь, добродетель и добрые дела — тем не менее, все это не может и не должно смыкаться или смешиваться с артикулом об оправдании перед Богом — с тем чтобы присущая (принадлежащая) Ему честь могла оставаться со Христом Искупителем, и искушаемая совесть могла иметь твердое утешение, поскольку наше новое послушание является неполным и несовершенным [не чистым].

  36. И это имеет в виду Апостол Павел, когда относительно данного артикула он с таким усердием и рвением произносит particulas exclusivas, то есть слова, которыми дела исключаются из артикула об оправдании: absque operibus, sine lege, gratis, non ex operibus, то есть: “по милости, без добродетели, независимо от дел, не по делам”. Эти exclusivae все содержатся в выражении: “Одной лишь верой во Христа мы оправданы пред Богом и спасены”. Ибо этим дела исключаются не в том смысле, что истинная вера может существовать без сокрушения, или что добрые дела не могут, не должны и не смеют следовать за истинной верой как ее естественные и несомненные плоды, или что верующие не смеют и не должны совершать ничего доброго — но добрые дела исключаются из артикула об оправдании перед Богом в том смысле, что они не должны вовлекаться, вплетаться или смешиваться с оправданием бедного грешника перед Богом как нечто необходимое для оправдания или относящееся к нему. И истинный смысл particulae exclusivae in articulo iustificationis, то есть — вышеупомянутых терминов в артикуле об оправдании — заключается в нижеследующем, и данные тезисы также должны утверждаться в этом артикуле со всем усердием и серьезностью [по следующим причинам]:

  37. 1. Что с их помощью все наши собственные дела, добродетели, достоинства, слава и уверенность во всех наших делах полностью исключаются из артикула об оправдании — так, что наши дела не должны учреждаться или рассматриваться в качестве причины оправдания или добродетели [ведущей к оправданию] ни полностью, ни наполовину, ни даже в малейшей своей части, на которую Бог мог бы [или должен был бы] взирать, или на которую мы могли бы полагаться в этом артикуле и действии.

  38. 2. Что это остается функцией и свойством одной только веры, что она одна, и ничто другое, является средством или орудием, посредством которого благодать Божья и добродетель Христова и обетование Евангелия принимаются, постигаются, обретаются, применяются к нам и присваиваются нами, и что из этой функции и свойства (способа) такого применения или присвоения исключаются любовь и все другие добродетели.

  39. 3. Что ни обновление, ни освящение, ни добродетели, ни добрые дела не являются tamquam forma aut pars aut causa iustificationis, то есть — нашей праведностью пред Богом; равно как они не должны учреждаться и устанавливаться в качестве части или причины нашей праведности или как-то иначе — под предлогом, названием или именем, смешиваемым с артикулом об оправдании, как нечто необходимое и относящееся к нему. Но что праведность по вере состоит только в прощении грехов, исключительно по милости, только ради добродетели Христовой, благословения которой предлагаются нам в обетовании Евангелия и обретаются, принимаются, присваиваются, и применяются одной лишь верой.

  40. Таким же образом — последовательность веры и добрых дел должна сохраняться и поддерживаться — так же, как последовательность оправдания и обновления или освящения.

  41. Ибо добрые дела не предшествуют вере, точно так же, как освящение не предшествует оправданию. Но сначала, при обращении — Святым Духом, от слышания Евангелия воспламеняется в нас вера. Она (вера) ухватывается за милость Божью во Христе, которой человек оправдывается. Затем, когда человек оправдан, он также обновляется и освящается Святым Духом, и из этого обновления и освящения произрастают плоды добрых дел. Et haec non ita divelluntur, quasi vera fides aliquando et aliquamdiu stare possit cum malo proposito, sed ordine causarum et effectuum, antecedentium et consequentium, ita distribuuntur. Manet enim, quod Lutherus recte dicit: Bene conveniunt et sunt connexa inseparabiliter fides et opera; sed sola fides est, quae apprehendit benedictionem sine operibus, et tamen nunquam est sola. То есть: “Это не следует понимать, будто оправдание и обновление были отделены друг от друга таким образом, что истинная вера иногда может существовать и продолжаться в течение некоторого времени вместе с порочными намерениями — но этим обозначается только порядок [причина и следствие, предшествующее и последующее], как одно предшествует другому или следует за ним”. Ибо то, что однажды было верно сказано Лютером, остается истиной: “Вера и добрые дела хорошо гармонируют [неразрывно соединены]; но одна только вера, без добрых дел, ухватывается за обетования, и, все же, она никогда не бывает одна”. Это и утверждалось выше.

  42. Многие разногласия также полезно и хорошо истолкованы средствами того истинного различия, с которым Апология имеет дело при ссылке на фрагмент Иак.(2:20). Ибо, когда мы говорим о вере, о том, как она оправдывает — по учению Св.Павла, оправдывает одна только вера, помимо дел (Рим.3:20), поскольку, как говорилось выше, она применяет к нам и присваивает нам добродетель Христову. Но вопрос заключается в том, как христианин может постичь и отличить в себе, либо в других истинную живую веру от притворной и мертвой веры (поскольку многие праздные, нисколько не переживающие о своих грехах христиане воображают себе, что имеют веру, хотя они имеют лишь иллюзию, и у них нет истинной веры), на что Апология дает следующий ответ: “Иаков называет мертвой ту веру, за которой не следуют добрые дела и различные плоды Духа”. И на этот счет латинское издание Апологии говорит: Iacobus recte negat, nos tali fide iustificari, quae est sine operibus, hoc est, quae mortua est. То есть: “Св. Иаков учит верно, когда отрицает, что мы оправдываемся такой верой, которая не имеет добрых дел и которая является мертвой верой”.

  43. Но Иаков говорит, как упоминается в Апологии, относительно дел тех людей, которые уже были оправданы через Христа, примирены с Богом и обрели прощение грехов через Христа. Но если вопрос стоит о том, каким образом вера имеет это, и что относится к тому, что оправдывает и спасает, то неверно и ошибочно говорить: Fidem non posse iustificare sine operibus; vel fidem, quatenus caritatem, qua formatur, coniunctam habet, iustificare; vel fidei, ut iustificet, necessariam esse praesentiam bonorum operum; vel bona opera esse causam sine qua non, quae per particulas exclusivas ex articulo iustificationis non excludantur. То есть: “Будто вера не может оправдывать без дел или — что вера оправдывает или делает [человека] праведным в той мере, в какой она имеет с собой любовь, ради которой это приписывается вере [она имеет с собой любовь, которой она образуется]; или что присутствие дел с верой необходимо, если иной человек должен быть оправдан ею перед Богом; или что присутствие добрых дел в артикуле об оправдании, либо для оправдания, требуется, с тем чтобы добрые дела были поводом, без которого человек не может быть оправдан, и что они не исключаются из артикула об оправдании фразой particulae exclusivae”, — absque operibus, то есть когда Св.Павел говорит: “не от дел”. Ибо вера делает [человека] праведным только постольку и потому, что, как средство и орудие, она ухватывается и присваивает благодать Божью и добродетель Христову в обетовании Евангелия.

  44. В соответствии с замыслом данного документа, этого достаточно для краткого объяснения доктрины оправдания верой, которая более подробно рассматривается в вышеупомянутых писаниях. Отсюда очевидна также и антитеза, то есть противоположное ошибочное учение, а именно — что вдобавок к перечисленным выше заблуждениям, приведенные ниже подобные ошибки, противоречащие данному объяснению, должны быть осуждены, обличены и отвергнуты:

  45. 1. Что наша любовь или добрые дела являются добродетелью или причиной полного или хотя бы частичного оправдания пред Богом.

  46. 2. Или — что добрыми делами человек должен показать свою достойность и пригодность к тому, чтобы добродетель Христова могла быть вменена ему.

  47. 3. Vel formalem nostram iustitiam coram Deo esse inhaerentem nostram novitatem esu caritatem; то есть — “что наша настоящая праведность пред Богом есть любовь или обновление” — которое Святой Дух производит в нас, и которое присутствует в нас.

  48. 4. Или — что две вещи или составные части, в которых она заключается, относятся к праведности перед Богом верой, а именно — милостивое прощение грехов и, во-вторых — также обновление или освящение.

  49. 5. Item, fidem iustificare tantum initialiter, vel partialiter, vel principaliter; et novitatem vel caritatem nostram iustificare etiam coram Deo vel completive, vel minus principaliter (то есть — что вера оправдывает только в начальной стадии или частично, первоначально, и что наша новизна (обновление) или любовь оправдывает даже пред Богом, будь то завершающе [окончательно, решающе], или второстепенно [вторично, “вспомогательно”]).

  50. 6. Item, credentes coram Deo iustificari vel coram Deo iustos esse simul et imputatione et inchoatione, vel partim imputatione, partim inchoatione novae obedientiae (то есть, также — что верующие оправданы пред Богом или праведны пред Богом одновременно тем, что им вменяется — и тем, что [в них] начинается, или же частично тем, что им вменяется праведность Христова — и частично тем, что в них зарождается новая покорность).

  51. 7. Item, applicationem promissionis gratiae fieri et fide cordis et confessione oris ac reliquis virtutibus (то есть, также — что применение (использование) обетования о милости происходит одновременно верой сердца и исповеданием уст, а также другими добродетелями). То есть: Вера делает [человека] праведным только по той причине, что праведность зачинается в нас верой, или же, следовательно — что вера имеет превосходство в оправдании. Тем не менее, обновление и любовь также относятся к нашей праведности пред Богом, но таким образом, что они не являются главной причиной нашей праведности, однако — при этом наша праведность перед Богом не является полной и завершенной без такой любви и обновления. Подобным же образом (неверно), что верующие оправданы и праведны пред Богом одновременно вмененной (им) праведностью Христа и зарождающейся (в них) новой покорностью. Подобным же образом — что обетование милости обретается [присваивается нам] верой в сердце и исповеданием, производимым устами, а также другими добродетелями.

  52. Также неверно, когда учат, что человек должен быть спасен каким-то другим образом или посредством чего-то другого, помимо оправдания пред Богом — так, что мы в самом деле оправданы пред Богом одной лишь верой, без дел, но что невозможно быть спасенным без добрых дел — или обрести спасение помимо добрых дел.

  53. Это (утверждение) ошибочно, потому что прямо противоречит заявлению Павла из Послания к Римлянам (4:6): “[блажен человек], которому Бог вменяет праведность независимо от дел”. И Павел объясняет, что мы обретаем как спасение, так и праведность — одним и тем же путем. И что, получая оправдание верой, мы одновременно принимаем сыновство, наследство вечной жизни — и спасение. И поэтому Павел использует и столь усиленно подчеркивает в артикуле о спасении и в артикуле о праведности particulas exclusivas, то есть те слова, которыми добрые дела и наши собственные добродетели полностью исключаются, а именно: “по милости, помимо дел”.

  54. Также должен быть надлежащим образом [правильно] объяснен диспут об обитании в нас праведности Божьей. Ибо, хотя в избранных — в тех, кто оправдан Христом и примирен с Богом — Бог Отец, Сын и Святой Дух, являющийся вечной и сущей праведностью, обитает верой (ибо все христиане суть храм Бога Отца, Сына и Святого Духа, Который также понуждает их поступать праведно), все же это обитание Бога не является праведностью по вере, о которой говорит Св.Павел, и которую он называет iustitiam Dei — то есть праведностью Божьей, ради которой мы провозглашаемся праведными пред Богом — но оно следует за предшествующей праведностью верой, которая есть не что иное, как прощение грехов и милостивое принятие бедного грешника только лишь ради покорности и добродетели Христовой.

  55. Соответственно, поскольку в наших церквях, среди теологов Аугсбургского Исповедания, признается [находится за рамками разногласий] тот факт, что всю нашу праведность следует искать вне наших собственных [человеческих] заслуг, добрых дел, добродетелей и достоинств, и что она зиждется исключительно на Господе Христе, должен быть особо внимательно рассмотрен вопрос о том, в каком отношении Христос назван нашей праведностью в деле оправдания, а именно — что наша праведность основывается не на той или иной сущности, но на всей Личности Христа, Который, как Бог и человек, является нашей праведностью только лишь в Своей полной покорности.

  56. Ибо даже если бы Христос, будучи зачатым и рожденным без греха, Святым Духом, исполнил бы всю праведность только лишь в Своей человеческой природе, не будучи истинным и вечным Богом, то эта покорность и страдания Его человеческой природы не могли бы быть вменены нам в праведность. Таким образом, мы веруем, учим и исповедуем, что вся [полная] покорность всей [целостной] личности Христа, которую Он воздал Отцу за нас, вплоть до Своей исполненной незаслуженного позора смерти на кресте, вменяется нам в праведность. Ибо одна лишь человеческая природа, без Божественной, не могла бы ни покорностью, ни страданиями расплатиться перед вечным и всемогущим Богом за грехи всего мира, однако — одна лишь Божественность, без человечности, не могла бы стать посредником между Богом и нами.

  57. Но поскольку эта покорность, как упоминалось выше, [не только нашей природы, но] всей личности [Христа,] является полной расплатой [удовлетворением] за человеческую расу и ее искуплением, (посредством) которой вечная, неизменная праведность Божья, явленная нам в Законе, была удовлетворена, то она, таким образом, является нашей праведностью, открытой нам в Евангелии и имеющей ценность в глазах Божьих, праведностью, на которую вера полагается пред Богом — праведностью, которую Бог вменяет вере, как сказано (Рим.5:19): “Как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие”; и в 1Иоан.(1:7): “И Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха”. И подобным же образом: “Праведный верою жив будет” (Авв.2:4; Рим.1:17).

  58. Таким образом, в праведность нам вменяется не сама по себе [отдельно] Божественная и не человеческая природа Христа, но только покорность Личности, являющейся одновременно Богом и Человеком. И, следовательно, вера рассматривает Личность Христа в том плане, как Он был подчинен Закону за (вместо) нас, понес наши грехи, и, направляясь к Отцу, воздавал Своему Небесному Отцу за (вместо) нас, бедных грешников, полную покорность — от момента Своего святого рождения, до самой Своей смерти — и, таким образом, покрыл все наше непослушание, являющееся неотъемлемой частью нашей природы, ее помыслов, слов и дел — так, что она не вменяется нам в осуждение, но прощается исключительно по милости и только ради Христа.

  59. Таким образом, мы единодушно отвергаем и осуждаем, как противоречащие Слову Божьему, учению пророков и Апостолов и нашей христианской вере — помимо упомянутых выше — также следующие подобные заблуждения:

  60. 1. Когда учат, что Христос является нашей праведностью пред Богом только согласно Своей Божественной природе.

  61. 2. Когда учат, что Христос является нашей праведностью только согласно Своей человеческой природе.

  62. 3. Когда учат, что в тех библейских фрагментах из пророков и Апостолов, в которых речь идет о праведности по вере, слова оправдывать и быть оправданным на самом деле означают не провозглашение человека свободным от грехов и получение им прощения грехов, но указывают на то, что он становится действительно и фактически праведным из-за любви, вселенной в него Святым Духом, и вытекающих отсюда добродетелей и [добрых] дел.

  63. 4. Что вера взирает не только на покорность Христову, но на Его Божественную природу, по мере того, как она обитает и действует в нас, и — что этим обитанием наши грехи покрываются пред Богом.

  64. 5. Что вера является таким упованием на покорность Христа, которое может пребывать и оставаться в человеке — даже несмотря на то, что он не имеет искреннего покаяния и вытекающей из него любви, но упорно остается во грехах против своей совести.

  65. 6. Что не Бог обитает в верующих, но только дары Божьи.

  66. Мы единодушно отвергаем, как противоречащие ясному Слову Божьему, эти и подобные им заблуждения и, милостью Божьей, твердо и постоянно пребываем в учении о праведности верой пред Богом, в том виде, как оно воплощено, истолковано и подтверждено Словом Божьим в Аугсбургском Исповедании и выпущенной после него Апологии.

  67. Относительно того, что необходимо далее для надлежащего объяснения этого глубокого и основополагающего артикула об оправдании пред Богом, от которого зависит спасение наших душ, мы, ради краткости, отсылаем [читателя] к прекрасным и замечательным комментариям доктора Лютера по Посланию Св.Павла к Галатам.

 



Комментарии



Акции

На том стоим


Наш портал организован группой лиц евангелическо-лютеранского исповедания для свидетельства истин Христианской Реформации.

Мы стараемся высоко держать наше знамя, неукоснительно следуя принципам свободы слова и совести.

Не имея ни от кого никакого финансирования мы независимы в своих суждениях и с Божьей помощью не отступимся от правды и христианского призвания к свободе.

В случае технических затруднений, а также с предложениями по поддержке и развитию нашего портала обращайтесь в администрацию.